Далекий Мир - Иллюзия Парадокса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Далекий Мир - Иллюзия Парадокса » Альтернативная реальность » Работа - не волк, огнестрела не испугается.


Работа - не волк, огнестрела не испугается.

Сообщений 31 страница 52 из 52

1

Время и место:
Воскресенье. 11:00 a.m.
Академия.
Мощёная площадка. Та самая, где постоянно дерутся Кид и Блэк Стар.

Краткое содержание:
Первая индивидуальная тренировка Лексы-чан как самостоятельного Оружия.

Отредактировано Justin Law (2013-08-02 02:36:33)

0

31

А вот на последний вопрос Джастин ответил без малейшей запинки:
- Я хочу, чтобы Вы научились жить, не пряча лицо от всех тех бед, подлых сюрпризов и явных несправедливостей, которые сыплет на наши головы мир, не боясь ничего и, сохранив радость жизни, и были готовы в любой миг прийти на помощь тем, кто в этом нуждается. Мне доводилось видеть смертников, которые даже не ведали, что они – таковы. Во внутренних стержнях этих людей я ощущал слабину. В них не было готовности принять всё, что бы ни обрушилось на них, выдержать и сохранить рассудок. Некоторых ломала относительная малость. Такие быстро оказываются чьей-то добычей. Кто-то забывал, что сам является драгоценной единицей, которую тоже требуется беречь. Кидались очертя голову в омут и не всегда возвращались – и это нормально, если ты не ценишь себя, вопрос твоей смерти оказывается лишь делом времени. Кто-то, напротив, слишком заботился о себе, бросая тех, кто от них всецело зависел. Это называется трусостью, - Гильотина терпеть не мог трусов, предателей, лжецов, которые завоёвывали доверие для того, чтобы воспользоваться, а потом, при случае, продать – не обязательно за деньги, - Я хочу, чтобы Вы не убегали от войны за человеческие души, но и не сгорели на ней. И даже не ради Вас или воли Шинигами-сама, хотя то и другое тоже имеет место быть. Таков уж принцип – всегда доводить до конца начатое.
Теперь он открыто смотрел Лексе в лицо, глаза в глаза, и его взгляд сиял – не как у фанатиков, но как у тех, кто глубоко предан своему делу и чётко сознаёт своё место и тот итог, к которому стремится. Улыбался – как-то по-мальчишески, с тем вызовом, который встречается, когда заключают пари и берут на слабо. А ещё – очень тепло и с искренней симпатией к этой девушке. Вот она, настоящая, живая, дышит, чувствует, и он не имеет права позволить и ей кануть в ту пропасть, куда уже провалились многие. За неё Лоу собирался бороться до последнего предела, пока сам хоть на что-нибудь годен. В Лексе он видел шанс доказать в первую очередь себе же самому, что умеет не только карать и убивать. Потому что, вообще-то, привычка воспринимать себя исключительно с этой точки зрения – заставляет содрогаться и поневоле задаваться вопросом: куда же заведёт эта кровавая тропа? Но ведь Джастин, например, не стал-таки ликвидировать Гирико, и, как знать, вдруг тот всё-таки сумеет переосмыслить своё прошлое и открыть для себя нечто новое и важное, не утонув в ненависти и жажде мщения? Внушало надежду. Значит, не только рубить ещё горазд.
Сообразив, что уже несколько минут не слышит ритмов музыки, зато в течение какого-то времени определённо воспримает голос Лексы, а не читает по губам, Джастин проверил плеер.
- Разряди-ился, - с не слишком большим сожалением протянул он, аккуратно вытащил наушники, свернул провода и убрал всё в карман.

0

32

Какие перемены! Вот Лоу сидит, окруженный тучами своего прошлого, а вот он же, сияющий, похожий не на палача, не на неумолимое Оружие, но на обычного человека, одного из тех, кто не знает ужасов битв, что разворачиваются каждый день, и никем не замеченные герои в очередной раз спасают человеческие души. Он был сейчас похож не на ветерана многих сражений, но на мальчишку, живого, теплого, которого любящая мать пожурит за то, что он нашкодил, который для друзей – душа компании. Коса Смерти был многолик и многогранен… ну, как всякий обычный человек. Правда, некоторые его стороны определенно могли заставить людей чувствовать себя не в своей тарелке или попросту неуютно.
На Лоу же глядели спокойно, но в остром взгляде, в потемневших вишневых глазах было читалось явно: вызов принят, и отступать никто не собирается. Как похож был сейчас Джастин на теплый летний день, так похожа была Лекса на ясное осеннее утро, и словно бы веяло от нее прохладой. Клинок словно в пику Косе поднимала заслоны. Сдержанность была ее маской, не выпускавшей таившееся в сердце тепло наружу, вторым лицом всегда, когда девушка покидала свою квартиру. Она была защитой от вмешательств, и теперь, когда ей бросили вызов, когда Джастин Лоу, Коса Смерти, стал кем-то вроде соперника, Лекса поднимала знамена и готовилась выстоять против всех испытаний, что ей придется преодолеть. Она спросила его о том, что он хочет вылепить из нее, но тут же изо всех сил собралась сопротивляться, и в глубине глаз была видна добродушная усмешка – сможешь ли ты, Лоу,  сделать этот материал податливым, чтобы он приобрел нужную тебе форму?
- Ну, от жизнерадостности мне будет трудно избавиться, Джастин-сан.
Ярко горели глаза, плясал в них ведьминским пламенем живой интерес, заискрил весельем и погас – Лекса осеклась, потухла, вернулась в этот мир.
- А, вы, верно, долго были в пути. Надеюсь, дорога не сильно вас утомила. – девушка подняла брови, припоминая пустыню, окружавшую Город Смерти. Вновь заправив за ухо непослушную прядь (ни одной заколки с собой, увы, не было), Лекса едва улыбнулась. – У вас есть еще какие-то учебный планы на сегодня? День, в общем-то, только начался, и раз уж есть время, то стоит заняться чем-нибудь полезным. Конечно, только после того, как я расправлюсь с этим восхитительным мороженым.
И тут же осторожно поинтересовалась:
- А часто вам приходится ходить без наушников?

Отредактировано Лекса (2013-08-06 04:03:22)

0

33

- Приходится… Иногда, - беспечно, показывая, что тема не заслуживает внимания, пожал плечами Джастин, - От неё-то как раз не надо избавляться, Лекса-чан. Ни в коем случае. Просто жизнерадостность не должна превращаться в беспечность и легкомыслие.
Он не устал. Во всяком случае – не настолько, чтобы требовалось отправляться отдыхать. Гильотина иногда не одни сутки в дороге проводил. Без сна, а зачастую забывая, точнее, сознательно откладывая приём пищи. Его, скорее, утомляла праздность, затянувшееся ничегонеделание. Он привык быть активным и находиться в постоянном движении. Тут даже утренняя гимнастика и занятия спортом ни к чему, с таким-то бурным распорядком.
- Есть у меня несколько идей, однако, для большинства из них потребуется подготовка плацдарма и некоторое количество вспомогательного материала… - задумчиво проговорил Джастин, - «Вот уж где точно пригодилось бы что-то вроде големов Гирико – но я-то так не умею… Придётся обходиться подручными средствами…» - Лекса-чан, я сейчас буду расплачиваться, а Вы пока подумайте, хочу, чтобы Вы рассказали мне о самом сложном задании, которое Вам приходилось исполнять. Можно без личных подробностей – в общих чертах… - после небольшой паузы добавил: - И ещё. У меня отсутствует законченная форма Оружия, однако, Ваша в теории позволяет иметь Повелителя. Что конкретно не получалось в создании стабильной, а не условной и временной, боевой двойки?
«Её бы не назначили ко мне, если бы на то не имелось какой-то веской причины… Здесь ведь так много студентов, неужели среди них не нашлось ни одного подходящего?»
На сей-то "позитивной" ноте Джастин действительно занялся тем, что обещал, обратив на себя внимание девушки-официантки и справившись со счётом за каких-то пару минут. Судя по всему, он точно знал, сколько положено заплатить, хоть по нему и нельзя было сказать, что этот парень проводил какие бы то ни было вычисления. Да и вообще, даже без плеера мысли юноши были определённо далеко.
«Так-с… И, всё-таки, отсутствие опыта сказывается. Попросить консультации у Марии-сан? Да, но она-то не боевой тренер… И, во всяком случае, даже при том, что физической силой в режиме Косы Смерти она превосходит нас всех, характер, склад ума и подход у неё совсем иные…» - а жаль, кто-кто, а хранительница Океании всегда будет рада чем-то посодействовать - такая открытая, приятная женщина с чистой душой, - «Профессор Штейн мне, пожалуй, насоветует…» - Джастин не сомневался в безукоризненно корректном и деловом подходе Франкена к самым крупным задачам, однако, как-то не верилось, что тот посчитает вопрос этого сорта таким значимым, что обойдётся без своих любимых каверз, двойных смыслов и прочего в таком духе, завуалированных внешней вежливостью, тех самых, от которых холодок по коже пробирал вне зависимости от персональной психологической устойчивости собеседника. Да и достаточно было представить себе насмешливый прищур зелёных глаз самозабвенного исследователя-натуралиста… Нет уж, к Штейну обращаться Джастин и под угрозой смерти не станет, - «Просить Спирита-сенпая – вообще смешно. Надо будет, пожалуй, в библиотеке какие-то пособия по методике преподавания поискать… Вот же блин, то, чему я хочу обучить Лексу-чан, только на практике как следует и постигается! А большая часть и вовсе приходит к каждому индивидуально, в свой срок и персональным образом…»
Джастин вообще придерживался мнения, что наставник лишь задаёт направление и корректирует проколы учеников. Вдохновлять, а не выдавать костыли. Не служить курицей-наседкой, а только стимулировать.

0

34

Лекса потерла переносицу, словно на нее давили какие-то невидимые очки. Откинувшись на спинку стула, девушка сцепила пальцы в замок и задумалась.
- Кажется, в том, что мне никто толком не подошел, была моя вина, - проговорила девушка через какое-то время. – Я просто не хотела тогда, чтобы со мной в паре был кто-то из тех, из кого можно было выбирать. Для тренировок и занятий, конечно, приходилось вставать с кем-нибудь в пару, но кому-то мой клинок казался слишком тяжелым, кому-то – ужасно неудобным, и так я за два года сменила нескольких партнеров. Дело было не в том, что… - девушка запнулась, пытаясь подобрать верные слова и выражения. – Не в том, что  люди мне не нравились, а в том, что я не чувствовала с ними той связи, которая могла бы развиться в крепкое партнерство. Чего-то не хватало – тогда мне казалось, что в них, теперь понимаю, что во мне. Понять бы еще, чего, собственно, не хватает. Умения работать в команде? – Лекса пожала плечами. – Ведь для того, чтобы напарники идеально друг другу подходили, необходимо думать на одной волне.
По правде, ей тогда очень хотелось на кого-то полагаться, быть оружием в чьих-то руках. Хотелось, чтобы ее похвалили и сказали, что она молодец. Как же все-таки меняется человек с возрастом… Теперь Лексе было спокойнее одной. Правда, она чувствовала, что завидует. Резонанс душ – каково это? А полагаться в бою на верного партнера?
- А насчет самого сложного задания…
Лекса склонила голову, крепко задумавшись.
- Сложнее всего было тогда, когда я отправилась на задание в одиночку впервые. Конечно, на все дано было согласие – я считалась уже достаточно опытной и сильной, чтобы одолеть яйцо кишина самостоятельно. Я поплатилась тогда за свое воодушевление, да и за глупость, - улыбнулась девушка.

Город-призрак стоял, занесенный песком, поделенный на две неравные части зияющей пропастью. Когда-то под городом были пещеры, когда-то в них прогремел взрыв. Если лечь на землю у края пролома, то можно было слышать, как воет ветер в каменных пустотах. В этот раз ветер доносил и чей-то плач, и лязг металла.
На этот город Лексе указали жители поселка в трех милях на север отсюда. Появление студента Шибусена развязало людям языки – посыпались страшные, приукрашенные истории о том, как по ночам здесь на крышах появляется страшный, звенящий металлом мужчина, похожий на паука. На тихих улицах одиноких путников ожидала верная смерть. Ожидала она и тех, кто забывал плотно запереть окно или дверь на балкон. Паук, казалось, был вездесущ, но труслив, и убирался из поселка, как только на востоке начинало светлеть небо.
Тогда Лекса приехала рано. Почувствовала себя героем-спасителем и сорвалась наказывать зло прямо в логово кишина, который к тому времени сожрал уже два десятка душ.

- Тогда противников оказалось двое, и я уже готовилась праздновать победу над сраженным врагом, как явился второй. Сражаться в руинах города, который едва держится на хрупких скалах, было определенно плохой идеей. Помню, мы тогда сверзились в пропасть, у меня уже волочилась одна перебитая нога, а глаза заливало кровью, а потом меня уже нашли старшие студенты, которых послали на поиски. Правда, второго противника я все-таки убила, - Лекса едва улыбнулась. – Пока мы летели вниз, я успела обернуться клинком и пригвоздить его к камню. – Девушка тряхнула волосами. – Вот и вся история.

0

35

Слушая Лексу, Джастин, как он, во всяком случае, готов был поклясться, понимал её всё лучше и лучше. Одновременно он нашёл, что Шинигами сделал весьма изящный ход, познакомив их друг с другом.
- Понимаю, - глубокомысленно кивнул хранитель Европы.
В годы обучения в Академии Лоу был абсолютным, устоявшимся одиночкой. В классе -  вечно в стороне, наособицу, сам по себе. Его добровольная изоляция от остального общества казалась почти вызывающей. И эта судьба была осложнена ещё и тем, что примеров полностью автономного Оружия тогда не имелось. Во всяком случае, Джастин о них не знал, ему никто о подобном не рассказывал. Кто-то из ребят мог в большей степени постоять за себя без Повелителя, кто-то – в меньшей, но отсутствие Техника как такового считалось, говоря наиболее нейтральным и мягким языком, не нормой. Джастин дичился сверстников, потому что не ожидал от общения с ними никакой практической пользы для себя, он хотел доказать, что может быть полезным, что Оружие может сколь угодно полноценно функционировать и обеспечивать себя вообще без напарника, а они отвлекали. Раздражали присутствием, если честно. Люди, делающие вид, будто они - самые умные. Пророчащие ему унылое будущее и сокрушительный провал на избранном поприще. Не верящие, что без резонанса и взаимной подпитки с партнёром Оружие пригодно на что-то. Мальчик-Гильотина часто размышлял, а как-то запоют все насмешники, когда он станет Косой Смерти и им будет распоряжаться напрямую Шинигами. В общем, только это и приобрело для него значение. Признание Богом Смерти. И всё. На остальное стало плевать. Важна лишь душа - так он сделает свою душу воистину достойной!
А, некоторое время спустя, Джастин повстречался на узкой дорожке с Демонической Бензопилой. Столкновение с таким же, как он, повлияло на него сильнее, чем юноша полагал поначалу. И не это ли сходство в итоге привело Лоу к тому решению, которое он принял, не отняв у своего противника жизнь? Он испытывал к тому странную смесь снисходительности и уважения. А на самом деле – всё обстояло даже ещё сложнее. В несколько раз. Но так глубоко Джастин в себе никогда не копался. Он, конечно, всегда предпочитал разобрать подоплёку своих поступков, однако, с Гирико было легче выяснять всё лицом к лицу.
А ведь, помимо проблем с рыжим колдуном и обучения Лексы, имелись и другие сложности. Предстояло очень много хлопот. Но это, скорее, нравилось Джастину, чем настораживало или пугало.
- Что ж, Лекса-чан, хорошо это или плохо, но Вы больше не одни… - с искренней теплотой улыбнулся Джастин, - «Да и я тоже… Уже и не надеялся …» - … уж не знаю, надолго ли, но хочу верить, что у нас получится плодотворное сотрудничество. Я вот молюсь, чтобы меня не заставили читать курс самообороны для Демонических Оружий, если им доведётся по какой-то причине когда-либо вести бой без Повелителей, - это было произнесено в шутку - хотя, судя по вовсе не разыгранному воодушевлению на тему данной идеи, Лоу бы только порадовался данному обороту, - Впрочем, если этого не сделали во время войны с Кишином Асурой и Арахнофобией, причём даже в качестве предложения не фигурировало, то теперь точно вряд ли… - «А стоило бы… Тревожные симптомы в мире остаются до сих пор, и чёрт знает, как их правильно трактовать, да и подстраховаться никогда не помешает… Хотя, быть таким самому – это одно, а объяснять другим – иное… Вряд ли был бы толк, не умею я работать с детьми…» - в этот миг Джастин спросил себя, а как давно стал воспринимать себя в качестве старшего. Причём так, будто разница в возрасте составляла полтора-два десятка лет, - «Нет, если дойдёт до того – точно проконсультируюсь у Марии-сан… Излишняя гордыня - грех...»
Гильотина допил остатки коктейля и поднялся с места.
- Пойдёмте, Лекса-чан? – впрочем, тон являлся скорее утвердительным, чем вопросительным.
По пути к выходу Лоу метким броском отправил пустой пластиковый стакан в мусорницу.

Отредактировано Justin Law (2013-08-08 01:15:54)

0

36

- Думается мне, Джастин-сан, что при должной подготовке из вас получился бы замечательный учитель, - заметила Лекса, а про себя добавила: «Что-что, а говорить вы хорошо умеете…»
А раз Джастин большую часть времени говорил, то Лекса уже давно успела расправиться с восхитительной тройной порцией вишневого мороженого с чудесным сиропом и нежнейшей шоколадной стружкой. Окинув взглядом помещение, девушка едва улыбнулась. Она здесь работала когда-то, кажется, недели две подряд, а потом время от времени заходила сюда. Место было приятное, да и вдобавок находилось не очень далеко от дома. Интересно, как часто теперь Лекса сможет заглядывать в кафе за порцией мороженого? Вот, кстати, в самом деле важный вопрос. Раз теперь у нее появились персональный наставник и дополнительные занятия, то ей придется заново перекраивать уже устоявшийся распорядок не то, что дня… недели!  Успевать отводить время на домашнее задание, на заслуженный отдых, тренировки.
Почему-то Лексу неожиданный переворот жизни очень устраивал. Да и как-то это «Вы больше не одни» звучало ужасно приятно и обнадеживало. В самом деле, хорошо бы, чтобы Лоу побыл ее наставником как можно дольше.
С другой стороны, что там в Европе? Может, Лоу иногда придется возвращаться на порученную ему территорию, а ей, быть может, выдастся возможность взглянуть на Косу за работой или даже поучаствовать в истреблении нечисти. Какие замечательные возможности, разве их можно упускать.
Девушка, помедлив, поднялась с места, потянулась. Вид ее говорил о том, что она ужасно довольна жизнью (особенно после десерта) и готова к любым приключениям на свою темноволосую голову.
- Джастин-сан, вопрос… - Клинку пришлось нагнать Косу. – Я не уверена, конечно, что у вас уже сложился план занятий, но, может, вы уже прикинули, как часто мы будем встречаться?
Еще больше Лексу интересовал вопрос, а куда же они идут и чем будут заниматься, но этот вопрос она пока решил придержать.

Отредактировано Лекса (2013-08-08 01:58:38)

0

37

А вот этот вопрос Джастин ожидал гораздо раньше, и уже прикинул, как лучше ответить:
- Ну, учитывая мой традиционный график работы, да и, в том числе, при том, что я весьма сомневаюсь, что меня призвали лишь в целях Вашего обучения, а также памятуя, что нагрузка у студентов велика сама по себе, полагаю, будет лучше, если мы обменяемся какими-то контактами и будем ориентироваться на те часы, которые выдадутся свободными. Естественно, я всегда смогу прийти за Вами в класс, но не хотелось бы привлекать слишком уж много внимания со стороны Ваших однокурсников. Являться же за Вами на дом, да ещё по собственной инициативе, ещё долго будет не вполне учтиво с моей стороны. Однако, об этом поговорим перед тем, как разойдёмся, а сейчас сосредоточьтесь, покуда идём. Вам потребуются все внимание и концентрация.
Коса Смерти вёл Лексу в небольшой лес, принадлежащий Городу Смерти, одно из излюбленных мест тренировок учеников. Ему и теперь на глаза попались пара-тройка небольших групп, и он предпочёл обойти их стороной. Когда они зашли едва ли не на другой конец подлеска, а широкие, нахоженные, залитые солнечным светом дорожки обратились в узкие тропки, тенистые благодаря деревьям, Джастин остановился.
- Оставайтесь здесь, закройте глаза и не спеша считайте до тридцати, Лекса-чан. По прошествии этого времени Вы должны будете отыскать меня и застать врасплох. Задача… - лицо Джастина опять приняло выражение, более подходящее озорному мальчишке, пожалуй, помладше Лексы, этакому братишке-сорванцу, но не хулигану, а склонному всего лишь к розыгрышам и приколам. Лоу мгновенно скинуло года три, - …ну, скажем, отнять у меня шапочку. Большинство предпочитает выказывать претензии к моим наушникам, но, коль скоро я уже их снял… - договаривать хранитель Европы не посчитал нужным ввиду элементарности следуемого вывода, только хмыкнул и развёл руками, - Время – постарайтесь уложиться до того, как стемнеет. Разрешаю абсолютно любые приёмы, хитрости, уловки, ловушки. Сам я тоже не стану поддаваться и сдерживаться. Так что будьте осторожны. Помните, что клинки решают далеко не всё и не всегда... – опять весёлая усмешка беззаботного паренька, не достигшего совершеннолетия, даже черты смягчились и сгладились, - Ну да ведь именно это Вы и напомнили мне утром. Поэтому – я верю в Вас. Удачи. Начинайте отсчёт.
В такой местности сражаться так же, как на открытой территории, не выйдет. Джастин собирался показать, что значит – использовать особенности и даже недостатки ландшафта на благо себе. Да-да, и являться членом секты "крадущихся" для этого не обязательно.

Отредактировано Justin Law (2013-08-08 02:39:11)

0

38

Лекса прикинула. То есть, в общем-то, у Джастина Лоу и без нее дела есть, так что время у нее останется. Ну разумеется, нельзя же оставлять студента без времени на учебу, теория не менее важна, чем практика. На этой мысли девушка почувствовала себя значительно легче. Там, где есть время для учебы, найдется время и для отдыха, потому что нельзя постоянно быть в напряжении. В постоянной работе человек истощается, механизмы изнашиваются, устает металл. Лекса же намеревалась жить долго, весело и счастливо, и помереть раньше времени от того, что она перетрудилась, совсем не хотелось.
Только постойте, чего это ей внимание сейчас пригодится? Скучать не приходится.
«Прятки, значит,» - девушка только качнула головой, открывая сумку. Джастин заметно оживился. Видимо, он и в самом деле не может ни минуты без действовать. Какая энергичность. Лекса прищурилась, пока Джастин говорил условия, стягивала волосы в тугой хвост.
С прятками у девушки всегда было плохо. То ли ей не везло, то ли подводила внимательность, то ли не могла она заметить хитростей и уловок своих сверстников, но водить в прятках для Лексы было сущим мучением. Конечно, с тех пор, как она играла с друзьями, прошло немало лет, и ее навыки выслеживания могли улучшиться, но ведь целенаправленно она этим не занималась, так что… Девушка чуть скривила губы, только этим и показывая свое недовольство. Только вот Джастин снова бросал ей вызов, и ей ничего не оставалось, как принять его.
Наушники были сняты с головы и сложены в сумку, на освободившееся место; вместо них на свет явились перчатки – их девушка быстро оправила и натянула на руки.
Внимание и концентрация, а еще терпение. Времени было полдень с лишним, а до вечера еще оставалось немало времени. Неужели это будут такие затяжные прятки? Лекса ответила себе положительно, в своем успехе она все-таки сомневалась.
- Хорошо, Джастин-сан, - девушка плотно закрыла глаза. Сцепив пальцы в замок перед собой, она принялась считать, не спеша, как и велел Коса. Каждая цифра выпевалась ею, и казалось, что девушка не ведет отсчет, но просто поет, закрыв глаза, от души.
Но в каждую паузу между словами девушка прислушивалась – и чем больше она прислушивалась, тем лучше различала каждый звук.
- Двадцать девять… Тридцать! – Лекса открыла глаза не сразу, но потом деловито оглянулась, ловя каждое движение и каждый звук.

0

39

Джастин одним прыжком, только трава шелохнулась, взвился на ветку ближайшего дерева. С неё перепрыгнул, почти перелетел, на другое, потом на третье. Подняться повыше, позволить листве укрыть себя и спиной вплотную прижаться к стволу, с той стороны, на которую падала тень. Правда, Лексу из этого положения он мог видеть только боковым зрением, и то не целиком. Их разделяли несколько метров.
Все в подобных ситуациях действовали по-разному. Кто-то сносил всё подряд на пути, издавая клич индейцев, хотя нет, скорее – конченых безумцев, покуда не выметал всё в округе подчистую, для лучшего обзора. Кто-то также начинал скрываться и таиться, отвечая на подобное подобным и превращая противостояние в танец скользящих из укрытия в укрытие то ли привидений, то ли партизанов. Если слабые стороны противника известны – его можно выкурить на открытое пространство, буквально выманить, подцепив на крючок. Но Лекса пока что знает его недостаточно хорошо. Впрочем, ей известно, что Джастин явился бы, если бы противник на его глазах открыто угрожал кому-то из студентов – однако, в её случае, он не поверит, что она способна причинить им зло. И повальной вырубкой, на манер того же Гирико, она ведь не станет заниматься.
«Но что же ты предпримешь, девочка?»
Наблюдать за Лексой Этерной оказалось невероятно увлекательно. В особенности – из-за того, что Джастин видел перспективу. Вот, скажем, он прикидывал, сможет ли она выпустить клинки из плеч и спины, ощетинившись ими наподобие ежа. И сколько лезвий на цепях она максимально сможет создать, и как долго продержит их. Есть ли материал, в котором она застрянет в форме Клинка, прорезавшись, но не сумев разрубить до конца, и как можно будет убрать эту слабость, не используя стандартное усиление резонансом душ и даже прежде, чем она дойдёт до уровня Косы Смерти. Какую максимальную длину и ширину можно будет придать Клинку. Где окажется крайний предел скорости Лексы.
Он не вправе давать ей ни малейших послаблений. Конечно, проще всего - лишиться самостоятельности, во всём повинуясь напарнику, послушно следуя чужой воле, или позволить себя защищать. Но своей упрямой готовностью добиваться своего эта девушка уже внушила Джастину уважение. Он направит её, но не подчиняя себе – это только на время обучения, - а показывая новые грани и направления, доступные для развития. Она сама к этому рвётся. Лоу не стал бы возиться с кем-то, кого пришлось бы постоянно принуждать, ломая непокорный характер или уже чересчур упёртое и зашоренное видение всего и вся на свете. Споришь – вперёд, заботься о своём прогрессе сам. С Лексой Джастин думал только об одном – не допустить непоправимого промаха. Она – не во всём такая же, как он. Уже просто потому, что девушка, плюс с разительно отличающимся складом характера. Она-то точно не дрожит от мысли о бесцельно потраченных на развлечения или официальные мероприятия минутах – как это было у него на пути становления Косой Смерти.

0

40

Конечно же, шорох травы и листьев благополучно был перекрыт пением первых цифр. Лекса себя за это поругала сначала, но потом успокоила: с кем она еще в прятки поиграет? Почувствовав себя великовозрастной теткой, девушка выдохнула и зажмурилась. Даже ветерка от передвижений Джастина Лоу не успела почувствовать, так что придется ей выбирать наугад, в какую сторону сначала пойти.
Первое, что Джастин увидел – это то, как Лекса, понурившись, сгорбившись, дрожала, обхватив плечи руками. Казалось, что она вот-вот разрыдается от досады, потому что не знает, с чего начать или куда идти, где искать Косу Смерти. Или что она засмеется, как какой-нибудь злобный Повелитель Тьмы из комиксов.  Или что она сейчас развернется и уйдет, но следом случилось то, что заставило птиц ошарашено взмыть над лесом.
- ЧЕРТОВЫ ПРЯТКИ! ТЕРПЕТЬ НЕ МОГУ ПРЯТКИ! – рявкнула Лекса. От былой сдержанности и следа не осталось. Глаза пылали и метали молнии, девушка даже пару раз крепко припечатала ботинок к тропинке. И все. На этом выплеск эмоций закончился. Девушка пригладила волосы и вздохнула, словно это не она тут птиц распугивала, а кто-то другой, а она лишь печалится о том, какая нынче молодежь крикливая пошла.
Потоптавшись на месте, Клинок оглядела окрестности. Вдалеке что-то мелькнуло, какое-то светлое пятно… но нет, показалось. Это был всего лишь один из учеников Шибусена, и то совсем, совсем далеко. За толстыми стволами старых деревьев мог спрятаться кто угодно, и уж Джастина-то они могли укрыть на ура.
Тут ее накрыло во второй раз: вызвав лезвие на правую руку, девушка что-то неразборчиво, но очень недовольно пробурчала и, громыхая цепями, решительно и стремительно направилась в противоположную от Лоу сторону. Вскоре звон цепей стих, и округа снова наполнилась тишиной и мирным чириканьем вернувшихся на ветви птиц.
На деле Лекса далеко не ушла – через три дерева от тропинки втянулась наверх. На земле Джастина Лоу искать не стоило, а вот в кронах… Лекса, стараясь двигаться бесшумно и быстро, перебиралась по верхам и внимательно выглядывала в листве блондинистую голову с белой шапочкой на макушке.

0

41

Джастин едва-едва удерживался от того, чтобы не рассмеяться. Это и правда выглядело до крайности забавно, да и вся ситуация казалась донельзя нелепой. Лично ему это казалось примерно тем же, как если бы преподаватель по труду в школе поручил строить домики в песочнице. Забава для самых маленьких, да и только. Однако, расслабляться всё равно не приходилось.
Едва лишь его спина коснулась шероховатой коры, как из рукавов, заменив плоть до локтей и выхлестнувшись дальше, протянулись цепи – пока что лишь как тонкие нити света, сперва похожие на блестящие, туго натянутые в воздухе лески. Обматываясь вокруг стволов и веток, они быстро организовали вокруг Лоу в радиусе пятнадцати метров, или, может быть, немногим меньше, нечто вроде стальной паутины – и вот тогда-то звенья и проявились. Крепкие, надёжные, тугие кольца. Щёлкнули клещи, чёрные, с гравировкой в виде белоснежных крестов, цепляясь за ветви и фиксируя натяжение цепей в статичном положении. Подобраться к Гильотине, не зацепив их, представлялось невозможным. Более того – эти цепи, как часть его тела, мгновенно выдали бы ему местонахождение Лексы, если бы она хоть чуть-чуть их задела. Правда, на даже экстренную дематериализацию цепей ушло бы целых пять секунд, так что, если ей каким-то образом удастся подобраться – будут хорошие шансы достичь цели. С другой стороны – кто сказал, что это единственная карта в его рукаве? Некоторые из полагавших, будто раскусили Джастина полностью, платили за это жизнью.

Отредактировано Justin Law (2013-08-08 17:20:22)

0

42

Лекса уже некоторое время перебиралась с одного дерева на другое, выглядывая Джастина. Правда, двигалась в противоположном от него направлении… поплутав, девушка повернула назад и застыла на том дереве, на с которого начала свой путь по верхам.
Она уселась на ветке и свесила ноги. Когда играешь во дворе, то хотя бы знаешь, где могут спрятаться твои товарищи. Когда ты один, гордый и красивый, стоишь посреди лесопарка, а твой противник – Коса Смерти, то это… ну, деморализует немножко. Лекса так и представила, как Лоу стоит где-нибудь, откуда ее прекрасно видно, и посмеивается над юным оружием, а она и не подозревает, что он прямо под носом.
А сам-то! В прятки играть, и выглядел, как мальчишка из средней школы!
Девушка огляделась. Вроде как она была неподалеку от того места, где считала до тридцати и откуда умчался в лесную чащу Джастин Лоу. По одному направлению она поискала, стоит и по другому. Лекса с разбегу перемахнула с дерева на дерево над тропинкой, словно внизу была не трава, а река лавы.
А ведь было бы забавно, если бы он поставил еще одно условие про лаву на земле. Не обязательно во время этих пряток, а, скажем, во время тренировки боя в воздухе или что-то вроде этого. Тогда можно было бы покричать на весь лес, что «НА ЗЕМЛЕ ЛАВА»… стоп, стоп, лимит воплей на сегодня уже исчерпан.
Что-то блеснуло поблизости. Лекса прищурилась. Несколько цепей, этакая паутина из стали, через которую попробуй проберись незамеченной. Клинок почувствовала восхищение. Это же какая мощная у него душа – создать и поддерживать столько объектов сразу. Впечатление подпортила собственная ложка дегтя: Лексе-то до этого ох как далеко. Может быть, через пару лет, когда ей тоже будет восемнадцать, вряд ли у нее будет хотя бы с четверть этой силы. Уже полтора года не было никакого прогресса…
Что же, можно было хотя бы попытаться пробраться подобраться к Джастину, ориентируясь на блеск металла в нескольких метрах от нее.
С этой мыслью (и со взглядом, устремленным к паутине) Лекса осторожно двинулась вперед и через несколько шагов споткнулась об одну из цепей.
- А, - только и сказала Лекса, падая с ветки. Пальцы едва успели ухватиться за холодные звенья. Дело было плохо, и девушка соскочила вниз, надеясь хотя бы застать Косу на месте.

Отредактировано Лекса (2013-08-08 23:29:28)

0

43

В таких случаях люди обычно безнадёжно закрывают рукой лицо. А он-то собирался уворачиваться от нападения, даже подсказку дал - Джастин, однако, не был точно уверен, что не стал свидетелем какой-то хитрой уловки. Впрочем, чего она могла добиваться-то таким манёвром?
Без музыки было непривычно и, что уж скрывать, дискомфортно. Ощущение бесцветной пустоты и необоснованной незащищённости прочно обосновалось на душе Косы Смерти. Но что сделать, не самому же начинать распевать песни… Положение не то. Ему же положено соблюдать секретность, попутно подбрасывая для Лексы усложняющие факторы.
Цепи вспыхнули белым светом, стремительно истаивая, начиная от концов – как будто что-то вбирало их в себя. Первыми исчезли зажимы. За ними деловито ускользнули, отпадая одно за другим и превращаясь в ничто, звенья. Последние искры света растаяли среди деревьев. Впрочем, тут же возникли вновь – вынырнули из отбрасываемых деревьями теней, в том месте, где они наиболее густы и плохопросматриваемы, уже с косыми лезвиями. Одно нацелилось Лексе в горло, второе – в грудь.

0

44

Как было наивно думать, что она обнаружит Джастина на том же месте, где заметила движение. Цепи таяли на глазах, роняли искорки и светящуюся пыль. Лекса готова была выть – цель так близко, а ее навыки стелса как были нулевыми, так и остались. Не зря, ох не зря ее любимым классом в играх был паладин или что-нибудь подобное латное и громыхающее. Удивительно даже, что она удержалась от ругани – ведь так досадно было запнуться о цепь. А она серьезно собиралась стать Косой. Серьезно.
И не посмотрела под ноги. Лекса даже не знала, с чем сравнить эпичность этого провала.
Как только она добежала до того места, где, как ей показалось, был Джастин, как тут же чуть не лишилась жизни. Лезвие, что метило в шею, свистнуло мимо, вспоров воротник рубашки, зато второе чиркнуло по плечу. Нашивка с маской Смерти тут же начала багроветь, по рубашке расползлось пятно.
Девушка словно не заметила этого, перехватила цепи, как следует дернула их – с поднявшейся волной ярости она ощутила прилив сил – а затем рванула в сторону, откуда вылетели оба клинка.

0

45

От резкого рывка цепей Джастин, мало того что ощутил достаточно сильную ноющую боль в предплечьях, так ещё и ласточкой слетел с дерева, едва успев сгруппироваться. Однако, оказавшись на твёрдой почве, юноша перенаправил цепи так, чтобы они захлестнули Лексу, остановив в движении, обвив верхнюю часть её туловища несколько раз и прикрутив руки к телу, врезавшись в кожу, а потом уложили бы в мягкую, явно не топтаную траву. Если девушка позволит проделать это над собой – то тренировку можно будет считать проваленной, потому что в условиях реального боя она бы погибла. С другой стороны, и уже достигнутое было неплохо, при такой разнице в уровнях. Но Джастин хотел добиться от неё большего. Можно ли назвать беспристрастным того, кто желает победы вполне определённой стороне, пусть даже и не себе? Да. Он хотел, чтобы она нашла способ его обойти. Но нашла честно. Джастин должен обеспечить ей в будущем сохранность при любых обстоятельствах. И он не остановился, даже когда подметил, что она ранена. Настоящий враг не пощадит. Если бы их неприятели были способны на милосердие и кристальную честность, им бы не пришлось доходить в боях до непременной ликвидации. Поэтому Лоу был, скорее, склонен согласиться на то, чтобы Лекса ненавидела его, с такими-то изуверскими методами, проклинала, а, как только стала бы Косой Смерти - начала бы избегать за сто километров, чем чтобы она погибла по его недосмотру и потому, что он был слишком снисходителен.

0

46

На первой секунде девушка дернула за цепи и рванулась вперед. На второй секунде она заметила, как с ветки что-то летит. На третьей сообразила, что, если она будет так же ломиться вперед, то ей крышка. Так она точно никогда не достигнет своей цели. Возможно, даже не доживет до следующего дня рождения.
Сколько раз за сегодня ее чуть не убили?
И ведь Лекса не могла сказать, что это ее действительно пугало. Она могла попасться под удар Пушки или под то косое лезвие, и все, конец. Только близость смерти не будила страх, но раззадоривала.
Джастин видел, как к нему неслась Лекса – быстро, словно не разбирая дороги и не слыша звона цепей за ее спиной. Девушка будто бы была ослеплена яростью, но если бы это было правдой, то она кинулась бы на него лоб в лоб, призвав клинок.
Но Лекса нырнула вниз, чтобы сбежать от цепей и попытаться на подлетах к Косе сбить его с ног.

0

47

Быстрая. Ловкая. Её манера ведения боя чем-то напоминала танец. Грациозность охотящейся змеи тоже перекликалась со стилем Лексы. Но в поединке нельзя засматриваться на противника, каким бы внешне привлекательным тот ни был. Ещё и совсем неглупая вдобавок. Впрочем… Этого было недостаточно. Прыжок, подстроенный под её движение, в точно подгаданный момент, когда ей будет уже не остановиться так сразу - дабы весь запал Лексы пропал втуне, "ушёл в молоко". Она, при этом, ненадолго оказалась прямо под ним, но вот он уже начинает опускаться за её спиной. Разворачиваясь к ней лицом. Цепи уже с металлическим свистом рассекли воздух, одно из лезвий походя, случайно, оставило длинный диагональный неглубокий порез на стволе подвернувшегося на пути дерева. Вот они уже стали потоками сияния, который тут же трансформировался в нормальные человеческие руки. Носки ботинок пропахали в земле борозды – побочный эффект, происходящий помимо человеческой воли, недоисчерпанная кинетическая энергия, в глаза, абсолютно ледяные, равнодушные, смотреть было всё равно что в колодцы с синей тьмой, а поджатые губы создавали и вовсе суровое выражение, как раз и приличествующее бездушному, бессердечному, ко всему и всем безразличному палачу, для которого отнять чью-то жизнь ничего не значит - привычная и даже скучная рутина, как посуду после еды вымыть. Руки сложились в точности так, как для исходной стойки стандартной Серебряной Пушки. Меньше секунды, чтобы прицелиться, а инерция всё ещё заставляет девушку довершить движение, и, похоже, подняться в полный рост она не успеет.

0

48

В тот момент, когда Лекса скользнула вниз, мир качнулся перед ней, левое плечо ожгло. Краем глаза девушка успела заметить растущее кровавое пятно на рубашке. Интересно, насколько глубоко задело ее лезвие? Будет нехорошо, если рана будет долго заживать…
Ожидаемого столкновения не произошло, только мелькнули перед носом носки ботинок Лоу. Клинок успела заметить, как Джастин перемахнул через нее. С другой стороны мимо уха свистнула отлетевшая от дерева крупная щепка. Вот он, опыт. Он предвидел ее маневр, она уже не сможет остановить движение. Он успеет приземлиться, прицелиться и, вероятно, применить Пушку. А она…
Лекса только успела сгруппироваться, как зафиксировала взглядом эту характерную стойку, ледяные глаза… Девушка не стала давить восторг, не было у нее для этого времени. Волнение от битвы захватывало ее душу, но только человек, обладавший способностью ясно видеть души живых, мог заметить, как всколыхнулась сфера духа, окружавшая Лексу.
Ведь часто тогда, когда ты стоишь на самом краю, когда смерть вот-вот тебя настигнет, можно черпнуть , как следует, сил из своих резервов и выйти на новый уровень.
За мгновения до того, как лесная чаща озарилась ослепительным сиянием Серебряной Пушки, за секунды до того, как под ударом вздыбилась земля, Лекса выбросила вверх нетронутую руку, подгоняемая страстным желанием жить, и пальцы, а следом и предплечье вытянулись в полосу света, звенящую металлом, длинную, какой раньше никогда не получалось создать. Звенья, грохоча, обвились вокруг толстой ветки, что была прямо над головой.
Лекса взвилась в воздух, увлекаемая втягивающейся цепью. Пушка ударила в корни дерева, земля под ним вздыбилось, и тяжелый дуб, грохоча ломающимися ветками, начал быстро крениться в сторону Джастина. Девушка едва успела оторваться от ветки, иначе ее увлекло бы следом вниз, к сучьям. После короткого мига невесомости Лекса приземлилась на упавший ствол. В жилетке стало жарко, пульсировало правое плечо, рану жгло, но девушка, у которой в воздухе перед  глазами на секунду возникло туманное марево, попыталась найти взглядом Косу.

Отредактировано Лекса (2013-08-09 23:45:29)

0

49

Светлые брови Джастина Лоу поднялись, обозначая удивление. Было ли оно так на самом деле – кто знает, но он удосужился продемонстрировать, и это уже о многом говорило. Он опустил руки вдоль туловища, как только улёгся взметнувшийся от падения дуба ветер, и теперь просто стоял и смотрел на Лексу, которую быстро снова поймал в поле зрения, не шевелясь, не произнося ни единого звука. Без улыбки. Равнодушно. В синих глазах поселились отстранённость и внимательность. Лоу сверлил её взглядом, ожидая, когда она вновь придёт в движение, чтобы отреагировать в зависимости от её выбора. Ему было спокойно и легко, он существовал в своей родной атмосфере, тем, что заставляло его дышать. Единственное, чего он по-настоящему достиг к своим годам, его гордость и честь. Всё, чем он ныне оказался богат. Но уж ЭТО сокровище принадлежит ему по праву. Только так Джастин полностью становился самим собой. И его это полностью удовлетворяло. Впечатляющие результаты, которых добился Гильотина, являлись следствием его самоотречённой концентрации на своём развитии, почти фанатичном, основанном на жажде послужить Шинигами самым лучшим образом. Он добровольно отрёкся от всего лишнего – вернее, того, что занёс в список такового. От привязанностей. От личной жизни. От зависимости от чужого мнения. От собственных сомнений и страхов. Лоу видел чёткий, прямой как стрела путь. И не собирался дозволять чему бы то ни было своротить его в сторону. Даже нежданно-негаданно начавшей возникать глубоко внутри него симпатии к этой девушке. Она являлась лишней, и Коса Смерти беспощадно её отсёк, запер на замок и прекратил обращать внимание. К чёрту. Нельзя. Любое чувство, кроме нейтрального уважения, окажется губительным для того, что он должен выполнить для неё.
И его ничуть не волновало, с чем он при подобном подходе останется в старости. Джастин крепко подозревал, что не доживёт до преклонного возраста. Да, в общем, и ни к чему оно. Важно не то, сколько просуществует человек, а то, как. И ради чего. Лоу по-прежнему было, к чему стремиться и во что вкладывать себя.

Отредактировано Justin Law (2013-08-10 01:45:35)

0

50

Пыль осела. Вот он, Джастин. Стоит, прожигая ее ледяным взглядом. Может, она что-то сделала не так? Может, он разочарован? Лекса чуть улыбнулась. Ей то ли завидно было от того, каким сконцентрированным и спокойным оставался Джастин, то ли даже жалко. Возникало ощущение, что каждый удар был не от Косы Смерти, а от какой-то боевой машины, в которую насильно впихнули несчастную душу, чтобы функционировала.
Но что ее еще больше интересовало… точнее, даже уже раздражало, то это то волшебство, которое позволяло шапочке Джастина удержаться на его макушке даже после нескольких переворотов через голову и шквальный ветер от поваленного дерева.
«Это как вообще?»
Душа беспокойно требовала действий. Лекса, что давно не испытывала такого подъема сил, едва совладала с желанием пойти и навалять Джастину.
Девушка сорвалась с места навстречу Косе. Ноги держали хорошо, взгляду вернулась ясность. Организм, кажется, справился с перепадом давления, позволяя Клинку воспользоваться своей скоростью, чтобы попытаться обойти Лоу…
И по пути швырнуть ему в лицо побольше желудей. Метко так, с силой. Не то, чтобы Лекса думала, что это действительно поможет, но вредность проснулась.

0

51

- Эй, фрик! Скажи уже хоть что-нибудь! Эй! Фри-ик! Я с тобой говорю! Отвечай, когда к тебе обращаются, недо-Оружие!
Кто дал право этому разговаривать в таком тоне? Кто разрешил повышать на Джастина голос – так, что отдельные нотки пробились даже сквозь игравшую в наушниках музыку? Кто наделил этого парня полномочиями определять, что нормально, а что – нет? И – требовать что-то от мальчика-Гильотины, по его разумению, могли лишь родители, преподаватели Академии да сам Шинигами. Подсознательная неуверенность в себе и нелюдимость ответили на слова и толчок в плечо не вполне адекватно – Лоу взмахнул левой рукой, из которой в мгновенной вспышке серебристого металла вышло лезвие.

Вскинув ту же руку почти тем же самым жестом, Джастин прикрыл лицо от летевших в него шишек. Второй рукой он, поворачиваясь за Лексой, не глядя, ориентируясь лишь на звуки и ощущение чужого шевеления, послал несколько лезвий разрезающего ослепительно яркого света, подпитываемых дыханием души. В эту секунду она ПОДЛИННО сделалась для него приговорённой мишенью, осуждённым демоном. Просветление боя сменилось странным, ничем не обоснованным гневом. И на какое-то мгновение, тут же канувшее без следа в глухой пучине забвения, Гильотине сделалось абсолютно безразлично, кого убивать и за что. Жажда крови, которой он, вообще-то, почти не ведал, за исключением случаев самых тяжёлых и выматывающих схваток, до сих пор, как правило, исключительно с ведьмами, всколыхнулась тёмным омутом в душе.
Эти лезвия ХОТЕЛИ поразить цель во что бы то ни стало, они МЕЧТАЛИ об этом. Ведь, каков источник, таков и весь поток. Но что исказило его так? Почему? Лекса ведь не произнесла ни слова, ни в чём его не обвиняла и не упрекала. Неоправданный всплеск жестокости… Или это всего лишь из-за вызывающей, оскорбительной несерьёзности отвлекающего приёма? Или он просто по привычке входил в полностью рабочий режим, включавший в себя непременную ликвидацию отмеченной биологической единицы? Или его клинок, распробовав наконец небольшое количество доставшейся ему крови Лексы, вознамерился получить ещё?
Каково внезапно обнаружить в самом себе такие тайные глубины, о которых доселе не подозревал и которые здоровому, психически стабильному человеку лучше бы вовсе не иметь? Но это присутствовало, пожалуй, в каждом, только все управляли своим колодцем мрака по-разному. Те, кто позволяли содержимому хлестать наружу беспрепятственно, быстро становились буйными психопатами и оказывались поглощены демоном, который и начинал управлять ими, как куклами на верёвочках. Но Джастин был не таким. Он мог начать убивать с удовольствием, параллельно не утрачивая способности анализировать и логически рассуждать. А далеко ли ему до этого? Может быть, вся оставшаяся жизнь, и то не доберётся, а, может, один маленький шаг.
Каково вдруг испугаться самого себя? Джастину было пока что неведомо наслаждение, какое приходит от того, что в его власти определять меру прегрешений и выносить приговор. Он только следовал приказам Бога Смерти, искренне считая, что тому лучше знать. И объяснит, и направит, и благословит заодно. Он ещё не дошёл до идеи, что способен быть совсем автономным Оружием, сам по себе, априори без господина. Юношу-Гильотину страховала искренняя любовь к хозяину и основателю Шибусена. Но тот же не может сопровождать его или посвятить себя только ему. Вон сколько вокруг Шинигами малолеток…
…далеко ли сам ушёл от ребёнка, Джастин Лоу? Не забывайся. Ты проходил через вполне взрослые испытания, однако, это не повод для подкармливания персонального высокомерия.
Прояснилось для Косы Смерти лишь одно – продолжать бой в таком состоянии было нельзя.
Краткие смятение и укол совести заставили Джастина вздрогнуть, а выпущенные его лезвием и душой клинки – замедлиться, давая девушке шанс отразить их, точнее – перенаправить, отклонить траекторию, либо увернуться самой. По своей плотности и надёжности они ничуть не уступали Кресту. И каждый из них В ОТДЕЛЬНОСТИ мог разделить её на два куска.

Отредактировано Justin Law (2013-08-10 05:20:37)

0

52

Лекса не стала останавливаться, чтобы отклонить несколько лезвий, летевших в нее. Как будто мысль об остановке претила ей, пугала ее, словно под ногами была липкая жижа, грозившая засосать девушку под землю, если она останется на одном месте слишком долго. Бросила взгляд на Джастина поверх сияющих клинков. Легко оттолкнулась от земли, от налетевших листьев и опавших наземь тяжелых сучьев, перемахнула через лезвия, пролетевшие под ней со свистом. Длинная цепь прозвенела до высокой ветки, и Лекса, быстро описав в воздухе крутую дугу, приземлилась за Лоу.
Что-то в Косе изменилось. Возможно, ей показалось, что движение клинков замедлилось.  Может, даже в целом движения Джастина стали медленнее. Или что-то ему пришло в голову.
Срывать шапочку Лекса не стала, только коснулась макушки Косы.
- Джастин-сан?

0


Вы здесь » Далекий Мир - Иллюзия Парадокса » Альтернативная реальность » Работа - не волк, огнестрела не испугается.