Далекий Мир - Иллюзия Парадокса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Далекий Мир - Иллюзия Парадокса » Альтернативная реальность » Работа - не волк, огнестрела не испугается.


Работа - не волк, огнестрела не испугается.

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

Время и место:
Воскресенье. 11:00 a.m.
Академия.
Мощёная площадка. Та самая, где постоянно дерутся Кид и Блэк Стар.

Краткое содержание:
Первая индивидуальная тренировка Лексы-чан как самостоятельного Оружия.

Отредактировано Justin Law (2013-08-02 02:36:33)

0

2

Утро воскресенья должно было принадлежать ей одной, Лексе. Но, видимо, не в этот раз. И не в следующий. И не в через-следующий. Вообще, кажется, в обозримом будущем каждое воскресенье становилось рабочим днем, тогда как выходной день Лекса считала своей наградой за труды праведные и учебу усердную. В воскресенье можно было абсолютно все – валяться на диване и есть пиццу, праздно шататься по городу, разглядывать витрины, посвятить часик-другой увлекательным играм…
Лекса нащупала будильник, прожала кнопку и с воем уткнулась в подушку. В ее воскресенье, в этот священный день отдыха ее ждали тренировки. В её! Священный день! Отдыха!
- Ааааааааа! – вопль вспугнул пару воробьев с ветки за окном, да и только.
Девушка вздохнула, не поднимая лица с подушки, позволила себе полежать еще несколько минут и все-таки спустила ноги с постели. Прошлепала до ванной, оттуда – до кухни, пытаясь собрать лохмы в подобие пучка. Сопровождая почти каждое действие сладким зевком, девушка на скорую руку соорудила завтрак, включила телевизор и принялась есть, время от времени зябко поджимая пальцы, которые все никак не могли согреться в тапочках. После некоторых сомнений помыла посуду - что-то внутри Лексы говорило, что после этих индивидуальных занятий сил на уборку у нее не будет. На относительно полный желудок мир показался ярче, перспективы – лучше, будущее – светлее, и клинок начала приводить себя в порядок.
Впереди был, как подсказывала интуиция, тяжелый, тяжелый день.
Перед выходом Лекса крутанулась перед зеркалом. Плеер в кармане, ключ от дома – в другом, наушники плотно лежат на голове. От квартиры до выхода – тридцать шесть ступеней, от дома до подножия Шибусена – с десяток песен. От подножия Шибусена до площадки перед парадным входом – несчетное количество крутых ступеней, но в здоровом теле, как говорится… в общем, никуда не денешься.  Музыка в наушниках зазвучала еще до выхода, и путь до Шибусена был скрашен, как следует, ритмом бодрых песен. К концу пятой Лексе показалось, что мир хорош со всех сторон, и что тренировка пойдет ей на пользу. Конечно пойдет!
По пути Оружие начала размышлять о том, какой же это человек – Джастин Лоу? О нем она разве что слышала, и, пожалуй, именно он вдохновил ее на такие усердные самостоятельные занятия. Раз уж так вышло, что ее Дыхание души не очень хорошо совмещалось с другими учениками, то это же не обозначало, что она сама не справится.
На последней ступеньке Лекса взглянула на часы. Пришла на десять минут раньше… Площадь перед входом в Академию была пуста, ни души, и девушка, сладко потянувшись, решила пройтись туда-сюда, неспешно разминаясь под музыку.

+1

3

Утро воскресного дня! Самое время для того, чтобы поработать во славу Шинигами-сама! Это роскошное, необъятно высокое небо, напоённое чистейшей свежей лазурью, это ласково смеющееся над головами жителей Города Смерти шипастое солнце, этот свежий, ещё не прогретый как следует, пропитанный приятной прохладой, воздух… Всё идёт навстречу двум горящим жаждой провести время с максимальной пользой душам.
Джастин Лоу направил к этому светло-голубому куполу радостную от одного факта существования улыбку, преисполняясь желанием сделать всё, чтобы из девушки, которую ему поручили учить, вышел настоящий боец. Леди-воин в сверкающих доспехах, с клинками наперевес… Ах, простите, это, кажется, из какой-то другой оперы. Или из романа? Да не суть важно. Основная мысль понятна и ясна, как похвала из уст Директора Академии. Он подготовит её ко ВСЕМУ. Никто никогда и нигде не подберётся к его ученице вне её согласия без последствий для себя. Вот чего хотел добиться Джастин. Если уж он брался за какое-то дело, то выполнял на совесть. Так, будто от положительного результата зависела его собственная жизнь.
«Как же она выглядит, эта Лекса-чан? От внешнего вида противника тоже зачастую зависит стратегия боя. Высокий или маленький человек будут драться по-разному… И телосложение отражается на подборке наиболее удобного стиля…»
Джастин явился на площадку секунда в секунду к назначенному времени. Припарковался внизу, на сей раз – абсолютно нормально, тихо и мирно, без обычных своих выходок, когда от музыки из колонок поднималась на ноги вся округа, и даже на дальних концах улицы, по которой он проезжал, люди валились со своих кроватей. Без спешки шагая по ступенькам – он рассчитал все сроки, которые необходимо затрачивать на путь, заранее, - Коса Смерти ненадолго задержался на последней, наблюдая за одинокой фигуркой ученицы Шибусена, разминавшейся в преддверии занятия. Хотел окликнуть, подойти, как-то привлечь внимание, но решил сперва подождать, как скоро она отреагирует на его появление, а почти сразу после сей светлой идеи – пришла следующая.
Цепь с лезвием гильотины на конце понеслась в сторону Лексы. Не успей та увернуться или отбить – Джастин вполне мог остановить удар или отвести его. Но тот, кто позволяет застать себя врасплох, даже в самом безопасном на вид месте, заслуживает не учиться на Оружие, а сидеть дома и варить супы да жарить котлеты. В этом Лоу был твёрдо убеждён.
Это было одновременно приветствие и начало тренировки. Джастин успел сказать себе, что, если Лекса успешно выдержит всё – он на собственные средства сегодня же накормит её лучшим мороженым в Городе Смерти. Если, конечно, она любит мороженое. Если нет – угостит чем-то другим, что она сама выберет.
Остаётся надеяться, что к концу всех упражнений девушка ещё останется в силах самостоятельно передвигаться… Да хотя бы стоять.

Отредактировано Justin Law (2013-08-02 03:19:18)

+1

4

Сначала разминка проходила достаточно лениво, пятью минутами позже Лекса уже вошла во вкус. Правда, нет-нет, да поглядывала на часы – где там ее новоявленный наставник, не пора ли ему появиться? Где-то за минуту до назначенного срока Клинок начала немного нервничать. О Джастине говорили, что он разъезжает на чем-нибудь басово-грохочущем. Слышала про то, что как-то раз Маке довелось полежать в его гробу. Лекса предпочитала не думать о том, зачем ему нужен был гроб, таскает ли он его с собой постоянно и часто ли складывает туда живых людей. Тот же Спирит был известным завсегдатаем каких-то ночных заведений, а Мария-сан… хотя нет, не стоит, наверное, приписывать этой очаровательной Косе сломанные унитазы, ведь не может такая милая дама заниматься такой ерундой?
Кажется, от Кос Смерти можно было ожидать чего угодно.
Девушка потянулась,  а за ее спиной на паре цепей появились и два клинка, подрагивающих, словно лезвия тоже потягивались вслед за хозяйкой. В одну сторону, в другую… Параллельно, конечно же, Лекса не забывала размышлять о том, каким же человеком окажется Лоу. Нет, Лекса его уважала ужасно – стать Косой Смерти в таком юном возрасте, да без помощи Повелителя, но перед встречей с новыми людьми всегда волнуешься. Больше Лексу сейчас волновало то, насколько большой будет нагрузка. Еще, пожалуй, то, сколько в методе обучения Лоу будет кнута, а сколько – пряника. Девушка вдобавок очень сомневалась, что Коса успел получить хоть какое-нибудь педагогическое образование.
Только вот… в Европе стало так спокойно, что Косу можно так запросто отлучить от дозора для обучения какой-то совершенно обычной девицы? Это в голове не укладывалось. Может, Лекса обладает каким-то исключительным даром? Пффт, нееет, глупости…
И тут-то погруженную в размышления Лексу как током дернуло: что-то летит в нее. Причем что-то очень острое и опасное. Даже успела краем глаза заметить время на часах, выглянувших из-под перчатки – ровно одиннадцать часов, вот уже слышно первый звон колокола внизу, от городских часов.
Лезвие гильотины оглушительно зазвенело. Клинок Лексы встретил его совсем близко от нее и отбил высоко в воздух. Девушка крепко стояла на ногах, готовая к следующей атаке, но вскоре выпрямилась, удивленно глядя на молодого человека в одеждах священника. Скорее всего это и был Джастин Лоу. Подивившись способу приветствия, девушка двинулась к нему здороваться по-человечески, не пряча, впрочем, клинков, что настороженно болтались за спиной.
- Джастин-сан? – на всякий случай решила удостовериться Лекса.

0

5

Голубые глаза, невзирая на всю внешнюю бесстрастность Косы Смерти, внимательно изучили лезвия Лексы. О, да, потенциал у этой девушки был. И очень хороший. Сколько возможностей таится в этом обманчиво хрупком на вид теле?
«Будет вершиной моих достижений, если я смогу воспитать из неё Косу Смерти, которая станет сильнее меня… Готов спорить, что это возможно… По крайней мере, я бы очень хотел…» - Джастин испытывал новое для него и вообще мало ему свойственное странное воодушевление человека, который получил в руки драгоценный самородок, который ему предстоит огранить. И потом, когда драгоценный камень засияет всеми своими восхищающими радужными гранями, кто-то, может быть, вспомнит шёпотом мастера, сотворившего такое чудо.
Боязно ошибиться, но и крайне интересно. Что-то новое всегда любопытно пробовать. Джастин никогда не страшился экспериментировать, даже иногда с явным риском. По-другому он не стал бы Косой Смерти, да и столько времени после этого знаменательного события, целых пять лет, не прожил бы. Иначе говоря – психологически он был способен если не на всё, то на очень и очень многое. И ничуть не меньше мог вынести в свой собственный адрес.
Осталось разобраться в нескольких нюансах, прежде чем продолжать занятие. Без этого не получится выстроить единой связной программы, рассчитать необходимые уроки, понять, в каком ключе вообще взаимодействовать с этой девушкой.
- Ну, хочу надеяться, что на пьяного Экскалибура я не слишком похож, - безмятежно ответил Джастин. Он неторопливо вышел на площадку, огибая Лексу по довольно широкой дуге, метров в десять, не меньше, как бы оставляя простор для действий. Лезвие гильотины исчезло, точнее, снова превратилось в нормальную руку. Лоу находился в состоянии, если можно так выразиться, пассивной боевой готовности. Иначе говоря - скорее, на позиции защиты, чем новой атаки, - Доброе утро, Лекса-чан. Рад видеть Вас в добром здравии. Сразу поясню, как всё будет проходить. Я даю Вам задания различного рода, Вы обязаны их выполнять. Как бы тяжело это ни было, - тут уже по тону, спокойному, дружелюбному, но непреклонному и уверенному, становилось ясно, что никаких жалоб и возражений хранитель Европы не примет, потому что, в своё время, сам прошёл через то же самое, причём, по большей части, благодаря самостимуляции, - Если не хотите, лучше откажитесь сейчас, потому что, как Вы, полагаю, понимаете, я не могу тратить время впустую. В таком случае, можете сейчас развернуться и уйти, я Вам слова не скажу. При желании же продолжать – вот первое, что Вы должны сделать. Я – кишин, которого Вам нужно уничтожить любой ценой, Лекса-чан. Не сдерживайтесь. Покажите всё, что Вы уже можете и умеете.
Это был, пожалуй, самый важный этап становления отношений. Он должен знать, на что способна эта девушка. И действительно хотел, чтобы она выложилась полностью. Как при борьбе с реальным злейшим врагом. Если Джастин не совладает с ученицей – ему, пожалуй, стоит умереть на этом самом месте, дабы не нести бремя подобного позора. Хотя, Лоу был на девяносто восемь процентов уверен, что до смертоубийства сегодня не дойдёт.

Отредактировано Justin Law (2013-08-02 22:56:29)

0

6

- Не похож, - согласилась Лекса, втягивая клинки в спину. – Доброе утро.
И впрямь Джастин. Ей не доводилось видеть его раньше  - только слухи, только слава самой юной Косы Смерти. Девушка улыбнулась. Кажется, ей нравилось, что тренировка, точнее, испытание началось в первые же минуты. На миг ей стало как-то подозрительно прохладно, мороз щекотнул пятки и тронул нутро где-то у сердца. В конце концов, это Коса Смерти. Разумеется, не хотелось бы перед ним выглядеть глупо или неуверенно…
С другой стороны, это был Джастин Лоу, ему было восемнадцать лет – лишь на два года старше ее, и он пришел сюда не рубить ей голову с плеч, а учить.
- Нет, Джастин-сан, меня все полностью устраивает. Думаю, что я готова к вашим занятиям, и я уверена, что вы не дадите мне времени прохлаждаться, - сказала девушка, храня на лице спокойствие.
Не дадите времени прохлаждаться! Особенно славно это звучало утром воскресенья. Внутренняя Лекса издала душераздирающий вопль скорби по пицце и игровым приставкам.
На миг Оружие прикрыла глаза. Эта размытая фигура – Кишин, преступник, ее законная добыча. Предположим, он, по предоставленной информации, съел души двух десятков людей. Он еще не очень опасный, но может превратиться в чудовище.
Может, Лексе не хватало силы, но этот недостаток с лихвой восполнялся ее скоростью. Выбросив руку в сторону, она обратила ее в клинок и кинулась к Джастину так плавно, так быстро, что, казалось, вот-вот преодолеет дистанцию между ними в один прыжок. Сверкнувшее на солнце лезвие оставило за собой длинную тающую дугу отблеска.
Впрочем, Лекса была уверена, что удар цели не достигнет, и была готова нанести другой.

Отредактировано Лекса (2013-08-02 19:36:19)

0

7

В плеере: «Eisbrecher» - «Eisbrecher».

Коса Смерти не сомневался в выборе этой девушки. Всё-таки успел ещё до слов вполне достаточно увидеть, чтобы понять – эта отступать не будет. Ни в коем случае.
Он готов к бою. Всегда готов, как туго сжатая пружина, запертая в тесном пространстве коробки. Битва – его стихия. И даже не стихия… Как резко ускоряется пульс, кровь разгоняется по жилам с бешеной скоростью, а тело так и просит – воспользуйся мной, я твой инструмент! Самый верный и безотказный из всех, потому что такой можно отнять наверняка лишь вместе с жизнью.
Дышать полной грудью, ощущая, как окружающее пространство становится просторным и чётким, динамичным, красочным и живым. Как будто кто-то подредактировал контуры, обведя их, и добавил в краски густой сочности. Яснее всего же видна противница, невыразимо прекрасная в этот момент. Хладнокровный, чётко оценивающий каждый самый незначительный жест рассудок Джастина любуется ею. Взметнувшиеся в быстром движении тёмные волосы, горящие, полные решимости глаза, точёная фигурка, несущая любой нечестивой твари очищение через гибель. Такой ей можно посвятить поэму или оду – и никогда не озвучить, чтобы не вводить в грех гордыни.
«Она – такая же, как я?» - Джастин сам становился таким, как Лекса, в моменты чистого служения, когда ощущал себя не человеком, не смертным созданием из плоти и крови, а – орудием в руках неизмеримо более значительной силы. И, даже если та пожертвует им – такой момент искупит и оплатит всё. Но пусть действительно будет этот самый удивительный и сладкий момент полёта вне времени и пространства, когда всё окружающее становится настоящим и мнимым одновременно, а душа рвётся навстречу опасности, чтобы принять её на себя, как на щит, и отразить, и тут же подарить собственный ответ.
Отчётливый, пронзивший слух звон внезапного столкновения металла с металлом. Резкое сияние, на миг отнимающее зрение. Они почти едины в эту секунду – высшая красота слияния двух существ, и всё по-честному, всё реально и полновесно.
Подстраиваясь под удар Лексы, Джастин отклонился в сторону, пропуская её клинок мимо себя, вскидывая руку, и крестообразная яркая стальная вспышка сорвалась словно бы с креста на его рукаве. Он не урезал и никак не ограничивал стандартную мощь удара. Иными словами, девушка, если не сможет защититься, будет аккуратно разрезана на четыре части.
Нападая первым, сразу открываешь свои сильные и слабые стороны – хотя, конечно, кому-то всегда всё равно приходится это делать… Помимо этого, бросаться в лобовую на того, о ком ничего либо почти ничего не знаешь, неразумно. Впрочем, опять же, иногда иного выбора нет… Разбор ошибок будет. Обязательно. Но – только под конец поединка. Только полный идиот читает серьёзные нотации, над которыми нужно думать, во время сражения. Лоу никогда не учился на преподавателя, но уж такие-то простые вещи понимал. В моменты вдохновения боем нельзя отвлекать. И даже не потому, что собьётся весь настрой, хотя такова одна из возможных причин. Просто – это точно так же, как судить о литературном произведении, только лишь начав читать.

0

8

Где-то на подлете к Джастину Лекса прищурилась. Время словно потекло медленнее, восприятие стало острее. Белая накидка по сравнению с черной робой Джастина выглядела ослепительно яркой. Цвета просыпающегося города за его спиной поблекли, зато все, что находилось рядом, резануло по глазам так, словно кто-то щедро выкрутил насыщенность.
Трудно что-то уловить, когда так быстро движешься, это верно, но тот момент, когда Коса чуть подался в сторону, начиная уворот, девушка поймала. Звон металла еще стоял в ушах, пел, словно встревоженная стальная птица, но звук этот был сладок для Лексы. Он будоражил, встряхивал лучше всякого будильника, напоминал, что ее жизнь может закончиться, в общем-то, в любую минуту. Если ей повезет, то отделается, конечно, ранами да увечьями… Следом скользнула мысль о том, что музыку-то она как раз и забыла вернуть с паузы, но задумываться об этом серьезно времени не было.
Совсем рядом зрела, наливалась яркостью вспышка.
Джастин увернулся, а Лексу все еще несло вперед. Увечья и раны в ее планы не входили. Любая задержка увеличивала расстояние до последней души кишина, до необходимой души ведьмы. Если сейчас по ней попадут, то это будет… ну, грустно будет точно.
Слухи, что дошли до нее, Лекса в свое время изучила и кое-что о приемах Лоу все-таки знала. Сколько ей понадобится, чтобы отлежаться, если ее заденет? А если попадет прямо, то на отдых ей будет предоставлена целая вечность.. Ну нельзя же умирать так рано, право, да еще и от руки Косы Смерти, которому поручили ее обучать.
Лекса напряглась. Она не могла сказать, что ее собственные тренировки, ее собственное расписание, которому она следовала неукоснительно в течение последних трех лет, были легкими. Они были выматывающими, и после них крепкий сон был высшей наградой. Со временем начинали просыпаться дремлющие внутри силы – силы, о которых обычное Оружие, ведомое рукой Повелителя, не подозревало.
Через несколько мгновений сияющий крест был разбит. Второй клинок Лексы взвился ему навстречу и оградил хозяйку от удара. Сама же девушка крутанулась, разворачиваясь, и ее правая рука, обращенная в лезвие, снова неслась к Косе Смерти... впрочем, вплотную к нему не приближаясь.

+1

9

Джастин искренне наслаждался происходящим. Хотя, по его безмятежному, отстранённому лицу, будто Гильотина прогуливался по Оксфорд-стрит, а не проводил дуэль, этого было не заподозрить. Драки въелись в его кожу и плоть, и он уже давно научился безупречно контролировать себя. Судьба, если берётся лично втолковывать, как пользоваться умом-разумом, то вколачивает жёстко и навсегда. У Лоу было сразу несколько оптимальных вариантов парирования нового удара Лексы, начиная с простого блокирования её движений зажимами, после чего он мог бы разделаться с ней, если бы был ей реальным врагом, но парень выбрал самый радикальный. Сразу, как только выпустил крест, сложенный клинками. Легко оттолкнувшись от твёрдой поверхности под подошвами ботинок, стремительно взвился высоко в воздух, на краткие секунды словно бы отринув всеобщий закон тяготения, зависнув над Лексой, а правая ладонь легла на локтевой сгиб левой руки. Отлично сознавая, что в такой позиции на линии прострела у девушки будет всего две-три доли секунды, чтобы ускользнуть из-под карающего луча, Коса Смерти громко и чётко выговорил, почти выкрикнул - но для этого, пожалуй, он был всё-таки чересчур хладнокровен и равнодушен:
- Law Abiding Silver Gun!
Прицельный поток концентрированной энергии обрушился на площадку сверху вниз. Способный разрезать глину, дерево, даже камень. Если быть совсем честным, Джастин считал, что лучше уж Лексу убьёт он сам, чем потом растерзают монстры. Он хотя бы помолится за упокой, и не надругается над бездыханным телом, а по-честному похоронит. Правда, Шинигами-сама за такое отнюдь не похвалит. Джастин, не будь дураком, понимал, чем запахнет от убийства ученицы. А, значит, Лексе лучше побороться за жизнь. Но не щадить же её? Ни одна тварь, выползшая на кровавую охоту из тьмы, ведь не пожалеет. Он отлично помнил, как в самом буквальном смысле выползал из некоторых стычек, по пеплу и руинам, давясь надсадным кашлем, израненный, но живой и не сдавшийся. Дрожащей рукой нашаривал в карманах сутаны зеркальце, истово молясь, чтобы оно не оказалось разбитым, а сведённые в судороге онемевшие пальцы не чувствовались, будто их оторвало - да только тогда имелась бы хоть боль, на худой конец, - и, как назло, никак не желали сжиматься на овальном предмете шесть на девять сантиметров в диагонали, толщиной в несколько миллиметров. И потом ещё Гильотина никак не мог вспомнить номер Бога Смерти. Вылетало из белобрысой головы напрочь. Ещё бы, после того, как по ней столько били.

Отредактировано Justin Law (2013-08-02 22:37:42)

0

10

Вот клинок Лексы со свистом несся к Джастину, а вот Джастина уже нет, только мелкие камушки и пыль, поднявшиеся следом за взлетевшим Косой. Лекса остановилась, в голове тикали секунды. Чуть подняла голову – да, все верно. Сейчас он поднимется в воздух, окажется над ней, выстрелит, и ей надо будет смываться. Быстро смываться. Очень быстро смываться. Лекса даже не думала об этом – она ощутила опасность сверху каким-то особым предчувствием, интуицией бойца, что развилась за несколько лет.
От мысли о том, что сейчас ее, возможно, испепелит на месте, по телу пошли мурашки. Джастин все еще был недалеко от земли, уже наверняка взводил руку.
Клинку казалось, что по телу прошелся электрический разряд. Нужно двигаться, хоть и хотелось самой посмотреть на этот прием Джастина Лоу, посмотреть внимательно, не отрывая глаз. Увидеть это торжество света и порядка, мощь его веры, белоснежный, слепящий клинок, который может пробить кладку на этой площади и землю под ней на несколько метров. Может, даже на десятки метров. От промелькнувшей мысли об этой силе Лекса чуть улыбнулась.
- Law Abiding Silver Gun! - это уже совсем сверху.
Второй клинок со звоном впился в камни где-то справа. Лекса отпрыгнула и, влекомая цепью, отлетела в сторону, а потом ее еще подбросило от ударной волны. Девушка закрылась руками от взлетевших камешков, сгруппировалась.
Атака не должна прекращаться. Сейчас Коса Смерти – это кишин, и допустить проигрыша нельзя.
И стоило только ногам Джастина коснуться земли, как Лекса уже была почти рядом, почти за спиной, стелилась по земле. Да, ей не хватало силы, но как ей хватало скорости, и единственный клинок снизу вверх, наискосок, выбив несколько искр из камня, со свистом взрезал воздух.

+1

11

В наушниках: «Rage» -  «Gib dich nie auf».

Джастин, естественно, отлично знал, что у него сразу после применения Серебряной Пушки появляется уязвимость – могут подловить, когда он будет спускаться на грешную землю. Но он не был бы Косой Смерти, если бы не предусмотрел заранее, как поступит. Он даже на обе ноги не успел встать, как отреагировал на новое нападение. Крутой разворот на носке, едва коснувшемся гладких светлых камней, которыми была вымощена площадка, и снова в ход пошли перекрещённые лезвия гильотины, но уже не как атака, а как своеобразный щит, барьер, призванный разделить Джастина и Лексу. При этом Коса Смерти так стремительно отпрянул назад, что могло показаться, будто его отшвырнула, буквально снесла куда-то назад отдача от креста. Хотя, скорее, это был такой прыжок, потому что слишком аккуратно и выверено выглядели движения Лоу со стороны. А ещё – потому что обычно эта техника такого обратного эффекта не давала.
Ему уже очень нравилась эта целеустремлённая и смелая девушка. Она знала, чего хочет, и собиралась этого добиваться во что бы то ни стало. Джастина это восхищало. Когда-то он переступал через собственную мнимую ненужность в качестве Оружия, утверждённую другими и лишь на том основании, что Лоу не умел работать в паре. Его попытки самоутвердиться в качестве одиночки столько раз высмеивали, что парень в итоге приучился полностью игнорировать то, что происходит вокруг него, если это не относится непосредственно к делу, которое ему необходимо выполнить. Так вот… В Лексе он видел то же самое. Она будет упрямо смотреть вперёд, веря в светлое грядущее. Завистники, оскорбители, злопыхатели ничего для неё не значили. И не будут. Не такова, чтобы из-за ерунды подобного сорта прекратить стараться и трудиться.
«Ну же, зацепи меня хоть один раз… Тогда я засчитаю твою задачу выполненной – для начала уже неплохо…»
Возможно, он и сам будет продолжать совершенствоваться и стремиться к чему-то новому рядом с ней. Шинигами, вероятнее всего, изначально рассчитывал, что им обоим найдётся, что друг другу дать. Раскрывать свой потенциал… Во всех отношениях.
А солнце по-прежнему радовалось у себя на небосводе, глядя на разыгравшуюся внизу сцену. Посмеиваясь так, будто предвидело заранее всё, что уже произошло и то, что ещё только обещает приключиться.

+1

12

Сколько раз Джастин Лоу применял этот прием? Сколько раз он так взмывал в воздух, чтобы растерянная жертва в последние секунды своей жизни оглядывалась по сторонам, ища Косу Смерти? Страшно было даже представить цифры. Неудивительно, что Лоу немедленно развернулся к ней, и лезвия гильотины блеснули, так что девушке показалось – ей вот-вот попадет по носу.
К этому моменту в ней уже начинал просыпаться старый-добрый восторг от боя, который девушка немедленно подавила. То, что ты еще на ногах, когда твой противник – Коса Смерти, это либо чудо, либо тебя щадят. Лекса, конечно, ни в коем случае не могла бы выиграть, слишком большая была разница в уровнях. Она не могла видеть души, но ей хватало чутья, чтобы хотя бы совсем слабо почувствовать мощь чужого дыхания души – и эта мощь ошеломляла, ставила в тупик. Как  Оружие без Повелителя может достигнуть такого? Сколько в этом от таланта и сколько – от тяжелого труда?  Лексу не очень этот вопрос мучал, просто было любопытно. И сейчас она понимала – ей невообразимо далеко до него. В тринадцать он уже стал Косой Смерти. Ей шестнадцать, и она чувствует пропасть в силе.
Поэтому Лекса уняла вспышку гордости, словно прихлопнула рукой надоедливую муху. Джастин Лоу в пару мгновений оказался в нескольких метрах от нее. Ее чуть отнесло назад от отдачи, но она уже сделала несколько шагов к Косе, и на последнем ее шаге ботинок крепко впечатался в камни, как раз тогда, когда до Лоу оставалось расстояния на один шаг и одну длину меча.
Миг – и за спиной Джастина Лоу взвился, рассыпая осколки кирпичей, крылатый клинок на цепи, пробуривший землю под камнями и метивший ему в плечо. Секундой позже второй клинок, направленный к щеке Лоу, метнулся к нему.
Глаза Лексы горели, но не от восторга и не от жажды боя, а от твердой решимости и, пожалуй, любопытства. В конце концов, не каждый день ты борешься с кем-то уровня Косы Смерти, верно?

Отредактировано Лекса (2013-08-03 00:26:12)

0

13

А вот такого, признаться, Джастин вовсе не ожидал. Но лёгкое изумление было, скорее, приятным. Тренированный организм Оружия отреагировал даже быстрее, чем получил оформленную команду от сознания. Именно этот фактически животный инстинкт, или, если так лучше звучит, отточенная до автоматизма реакция, многократно способствовал его самосохранению. Встречались, понимаете, такие индивиды, которые додумывались, что Косу Смерти можно сожрать, если напасть внезапно со всех сторон, навалившись разом целой стаей… Однако, служить кому-то пищей хранитель Европы не собирался. Ещё чего, не такая бесполезная штука – бытие, чтобы терять его из-за чьих-то разыгравшихся аппетитов.
Вскинуть правую руку с раскрытой ладонью и тесно прижатыми друг к другу пальцами вверх и коротким рубящим жестом, как будто ребром рассчитывая рассечь незримую, но весьма крепкую преграду, опустить её наискось так, чтобы в итоге она осталась отведённой немного в сторону. Ещё одна яркая вспышка, вырвавшаяся из того места, откуда у Лоу в традиционном режиме выходил клинок, разрастаясь так быстро, что глаз обычного человека почти не успел бы этого уловить, очертила достаточно широкое, в пять метров, замкнутое кольцо вокруг Гильотины, снося и отсекая всё, что попадётся на пути. Тончайшее лезвие как будто бы целиком из чистейшего света, стремительное и неудержимое. Цепь от лезвия позади могло оказаться срезанным подчистую, да и сама Лекса располагалась на пути. Длилось это несколько мгновений, после чего хищный, привычный к уничтожению свет полностью погас. И никаких следов совершённого воздействия, кроме поражённых целей, после него обычно ни разу не оставалось. Лоу нередко подпускал противников к себе поближе, чтобы было удобно охватить одним ударом большое количество мишеней, поскольку, чем шире оказывался размах, тем меньше оказывалась в итоге сила относительно того, что было вложено изначально – иначе говоря, расстояние, может быть, и возрастало, а вот поражающий эффект падал пропорционально к таковому.

Отредактировано Justin Law (2013-08-03 01:06:26)

0

14

Такого Лекса не ожидала. Вообще она знала, конечно, о том, что у Кос Смерти трюков в рукаве предостаточно. В конце концов, у каждого свой стиль, свои специальные навыки…  И Джастина явно не за красивые глаза Палачом прозвали. Попадаться под его удар значило для подавляющего большинства верную смерть, и Лексу очень беспокоило то, что она была как раз из этого большинства. Джастин сейчас был настроен, кажется, очень, очень серьезно. У Клинка даже нашлось время, чтобы глянуть на это невозмутимое лицо и, пожалуй проникнуться еще большим уважением к Гильотине. Точно, он же Гильотина, орудие палачей. Вот и ей конец.
Одновременно с испугом от того, что сейчас ее наверняка разрежут пополам, девушка почувствовала… да, кажется, это была радость открытий. Радость нового опыта. Уже столько нового, а сколько она получит потом? Когда все-таки достанет до него? Если достанет.
Лекса поспешно втянула клинки, оттолкнулась от земли, насколько хватало времени и сил. Почти невидимый клинок был совсем рядом, почти, почти касался ее. Лекса понимала что не успевает. Даже если бы она прыгнула чуть раньше, она не успевала бы. Джастин был быстр, и реакция у него была отменная. Сразу почувствовать, что за спиной холодеет оружие, сразу среагировать – это годы практики и опыт настоящего боя с действительно сложными противниками. Даже подумать страшно, в каких переделках успел побывать этот Коса Смерти за годы службы в качестве хранителя Европы, где ведьм – пруд пруди, нечисти девать некуда, а плотность населения не позволяет расслабиться, ведь  будет слишком много жертв, если ты будешь хоть немного мешкать и медлить.
Ну что же, Лекса хотя бы попыталась увернуться, среагировав в тот момент, когда Джастин резко отвел руку для кругового удара. И в последние секунды своего прыжка девушка глядела на Косу широко распахнутыми, словно неверящими глазами человека, который не может принять того, что через мгновение погибнет…
И тут же едва улыбнулась, обращаясь в оружие. Трансформация мигом откинула ее много выше – двуручный клинок с гардой в виде крыльев описал дугу и потонул в ярком солнечном свете, а через пару секунд  в спину Джастина уже с силой упирался Лексин ботинок, а второй был в долях секунды от златовласого затылка, ибо не клинками едиными.

0

15

Ну, конечно! Трансформация! Такой простой ход… И такой изящный! И об этом Джастин Лоу, Коса Смерти, Демоническая Гильотина, напрочь позабыл. Поскольку сам полной формой не пользовался – улетучилось из памяти, что другие Оружия, сражающиеся самостоятельно, вовсе не обязаны действовать в том же стиле. Ну, и, конечно, поплатился. Что греха таить – Лекса подловила его. И вот, на бедовую белобрысую голову обрушился замечательный пинок. Джастин даже чуть-чуть пролетел вперёд, картинно раскинув руки, и красиво растянулся на животе. В первые пару секунд даже не шевелился. Потом у него задрожали плечи. Перевернулся – и тут стало видно, что Гильотина смеётся. Почти беззвучно, но от всей души. Сел, потирая макушку, потом нащупал рядом шапочку и, отряхнув, водрузил её обратно. В синих глазах продолжало вовсю бушевать веселье.
- Лекса-чан… - с искренним восхищением заговорил парень, улыбаясь, - …я Вас поздравляю. Задание выполнено. Блин, шишка будет… - беспечно и без особого сожаления протянул Лоу, опять коснувшись головы кончиками пальцев, - И как мне теперь прикажете этим думать? – и тут сделалось ясно, что он снова шутит. В своей бытовой ипостаси этот парень ничем не напоминал сурового карателя. А переключался из одного режима в другой он легко и непринуждённо. Иногда комбинируя их между собой замысловатыми образами. Запутает противника каким-нибудь комментарием, и, пока тот соображает, что Коса Смерти имел в виду и не поиздевались ли, часом, над ним, припечатает так, что мало не покажется. И много не покажется. Вообще ничего уже не покажется. Да. Гильотина обожал провоцировать оппонентов. Из всех этот режим выдержал один Гирико, и тот постоянно сматывался с поля битвы.
Прекратив паясничать, Джастин встал на ноги и как следует отряхнул одежду. На самом деле, всё перед ним слегка мутилось, в любом детском мультфильме над головой Косы Смерти в аналогичном случае наверняка пририсовали бы каких-нибудь птичек, или, по крайней мере, кружащиеся на манер нимба звёздочки, однако, никаких серьёзных последствий Лоу на себе не ощущал. Но кишину бы точно не поздоровилось на его месте, потому что при той кратковременной дезориентации Лекса вполне успела бы добить злодея. Приложила-то как следует. А бой не сводится исключительно к искусству размахивать клинками. Тут задействовано всё – и умение применить себе на пользу элементы окружающей обстановки или ландшафта, и хитрые уловки, а также нестандартные приёмы.
Тут даже об ошибках говорить не хотелось. Пока идёт драка – их всегда можно поправить, приспособиться и перестроиться, учтя предыдущие оплошности. Практика - она и есть лучший способ обучения. А те, кто совершает промахи слишком часто, просто умирает.
- Я тут решил, что, если Вы достигнете успеха сегодня, я за свой счёт накормлю Вас мороженым, Лекса-чан. А обещания и зароки следует выполнять. Вы хорошо постарались. И, если честно, Вы – вторая, кто выжил после моей Серебряной Пушки, - прикинув сроки создания этой разновидности атаки, Джастин даже уточнил, - За без малого четыре года. Это достижение. Пойдёте со мной? Или Вы сердитесь на меня? – при этом Гильотина выглядел таким беззаботным и фактически счастливым, открытым и расположенным к Лексе, что злиться на него смогли бы разве что самые чёрствые и не имеющие ни капли чувства юмора люди.

Отредактировано Justin Law (2013-08-03 02:43:03)

0

16

Лекса позволила себе немного поторжествовать, переворачиваясь в воздухе и созерцая, как падает  на землю Коса Смерти. Правда, кое-что ей покоя не давало, но об этом она спросит позже, если ее новоиспеченный наставник будет в настроении отвечать на вопросы… точнее, если он вообще любит отвечать на вопросы. Не забыть бы только, о чем же она хотела его спросить.
Приземлившись, девушка сохранила боевую стойку на случай, если Коса Смерти пожелает продолжить. Но время шло, а Джастин все не поднимался. Секунды казались ужасно длинными, но мысль о том, что Лекса нечаянно вырубила Лоу, была отметена немедленно. Клинок не сомневалась даже, что в свое время Косе уже по голове настучали так, что один удачно прилетевший пинок от ученицы Шибусена ему особого вреда не нанесет.
Джастин Лоу лежал на земле и смеялся. Лекса расслабилась. Видимо, поединок он считал законченным… что же, пора выслушать его приговор, подумать о своих ошибках и учесть их на будущее. Пока Лекса думала, что будет приличным ответить на слова Лоу, тот уже продолжил говорить, и девушка потеряла нить своих размышлений.
К тому же Лоу уже выглядел и ощущался совершенно другим человеком, как будто выключил палача и включил… что-то вполне живое и симпатичное. Хотя Лекса не могла сказать, что в бою Джастин был бездушной машиной. Обосновать это она тоже не могла, просто так казалось. Девушка подняла бровь. Вот этот смеющийся молодой человек минуту назад чуть не испепелил ее на месте Серебряной Пушкой? Девушка вздохнула и выпрямилась. Клинок за спиной исчез, за ним следом пропал и второй, обернувшийся рукой. Девушка сжала кулак, потерла запястье, оправляя перчатку.
- Нет, что вы, Джастин-сан, я ни в коем случае не держу на вас ни зла, ни обиды, - сказала Лекса, заправив выбившуюся прядь за ухо. Смахивая пыль с одежды, продолжила. – Как мне кажется, мне всего лишь повезло, ведь у меня шансов выстоять против вас – ничтожное количество.
На деле ей казалось, что Джастин Лоу попросту много поддавался. Оттого серьезная задумчивость с лица Лексы не сходила. Правда, припомнив что-то из слов Косы насчет успеха и мороженого, девушка дрогнула.
- Неужели на сегодня занятие уже закончилось? - в голове девушки прозвучало искреннее недоумение.

+1

17

Она, кажется, не поняла. Что ж, Джастин – для того и наставник, чтобы пояснять. Невзирая на то, что ему всё казалось абсолютно очевидным.
- Что Вы за Оружие – я уже увидел, Лекса-чан. Более чем достаточно. Теперь осталось разобраться, какой Вы человек. С этой стороны зачастую обнаруживаются весьма неожиданные слабые стороны. Психологические, например. Кто-то не способен поднять руку на того, кто выглядит как ребёнок или животное. А мой заклятый враг – очень простодушный и доверчивый человек, играть на эмоциях которого – проще простого. Эмоции же в бою – один из ключей к поражению. В большинстве случаев. Если не обучиться ставить себе на пользу и их. Некоторым от рождения даётся, но таких мало. И это… Далеко не лучшая участь. Существование совсем без каких-либо переживаний. Представьте.
Враг. Ну да. Джастин не считал Гирико врагом. Он отчасти забавлялся, глядя на рыжего колдуна, отчасти сочувствовал. Тяжело, должно быть, вот так жить, почти без мозгов и с практически отказавшими тормозами… Во всяком случае, этакое впечатление Бензопила оставил у него. Как то же дитя. Наивное, хотя и буйное. Рука не поднимается прикончить. А сам вещает, мол, у кого-то внутренние барьеры. Мог убить, но не стал ведь. Почему, спрашивается? Ха. Да это же хуже избиения малышей. Видеть великовозрастного лба, который так и не разобрался в том, как правильно себя вести, весьма печально.
- Или вот, скажем, ещё фобии. Не хочется в самый неподходящий момент выяснить, что Вы боитесь темноты, или высоты, или замкнутых пространств, или ещё чего-нибудь. Так что, не обессудьте, но я собираюсь узнать о Вас как можно больше. Не беспокойтесь, личные секреты всецело останутся при Вас, если, конечно, сами не решите рассказать.
Лоу говорил обо всём этом, как о чём-то самим собой разумеющемся. Гильотина не был досужим посторонним человеком, а разговаривал с теми интонациями, какими профессионал даёт пояснения насчёт того, как функционирует нечто, механизм или система, над которым он трудится. Лекса была для него пока что объектом применения влияния. Ради вполне известного результата. Цель их "сотрудничества" Коса Смерти видел чётко. И для успешного достижения таковой собирался довести ученицу до изнеможения, заставить наизнанку вывернуться, но всё преодолеть и в итоге сцапать вечно ускользающую капризную птицу-победу.
- Кроме того, Вы ведь не забыли, Лекса-чан? Я говорю – Вы делаете. Если я в ходе прогулки решу, что время, место и обстановка подходят для того, чтобы провести ещё один урок, мы продолжим. Так что оставайтесь начеку и никогда не расслабляйтесь полностью, - на самом деле он хотел приучить её жить в таком режиме. А что, радоваться жизни и развлекаться при возможности это вовсе не мешает, Джастин же требует от неё не забиться в угол и там трепетать от страха, а просто постоянно соблюдать разумную осторожность, - Но я действительно думаю, что уж перерыв Вы точно заслужили. Хотя… Если Вы непременно настаиваете, Лекса-чан, можем продолжить здесь, сейчас и в том же стиле, - из руки Косы Смерти послушно вышло лезвие.

Отредактировано Justin Law (2013-08-03 14:18:25)

0

18

Лекса глядела на Косу и слушала, глядела и слушала. Все слова его казались ей вполне логичными, но про себя девушка заметила, что Джастин любит поговорить. Что же, как ее наставнику, это ему можно простить и хотя бы из уважения к старшему и более опытному бойцу выслушать его речь до конца, не перебивая.
Тем более, Лекса не любила перебивать людей.
Глянув на выскочившее из предплечья Лоу лезвие, Лекса прикрыла ненадолго глаза и чуть улыбнулась. Ну конечно, она так «настаивает» на продолжении. Она не была утомлена, нет. Этот поединок послужил хорошей разминкой, которая стряхнула с Лексы остатки сна. Правда, после такой встряски (и в воскресенье, опять же!) она бы и впрямь сошла вниз, в город, угостилась мороженкой и посидела бы где-нибудь в тени в парке. Стоило урвать этот шанс отдохнуть в выходной, как нормальный человек. Где-то в голове девушки шевельнулось возмущение.
Поэтому Лекса спокойно стащила с волос резинку, спрятала ее в карман и тряхнула головой. Черные волосы,  тяжелые и гладкие, кажется, достались ей в наследство от азиатской бабки или прабабки.
- Ну что же, раз сегодня воскресенье, и раз обещания надо выполнять, Джастин-сан, то с вас вишневое, - она понадеялась, что это прозвучало не слишком нагло.
Она оглянулась на поле боя. В нескольких местах камни были выбиты, кое-где зияли дыры в кладке, окруженные разбросанным песком и осколками цемента. Ну что же, Академия переживала и не такое. Вспомнить хотя бы драки Блэк Стара и Шинигами-младшего. По сравнению с последствиями от их стычек эти несколько выбоин – ерунда.
- Надеюсь, мы не вызовем подобных разрушений в городе, - вздохнула девушка, снимая перчатки. Сложив их в сумку на поясе, девушка направилась к лестнице, ведущей вниз.

0

19

Джастин чуть прищурился, вглядываясь в Лексу, будто стремясь просканировать её взором насквозь, а потом кивнул и деактивировал гильотину. Лоу чутко воспринимал настроение боя и изначально определил, что пора для нового этапа пока ещё не наступила. Предложил же исключительно для проформы.
- Любите вишнёвое? Хорошо. Я запомню.
Юноша развернулся, дошёл до лестницы и стал неторопливо, в здоровом и размеренном прогулочном темпе, спускаться. Он никуда не спешил, и Лексе, если она слишком значительно его обгонит, придётся дожидаться у основания. Впрочем, Коса Смерти не то чтобы и плёлся, вполне бодро шагал, просто не стремглав и без суеты – как носятся некоторые студенты. Что-то жизнеутверждающе грохотало и перекатывалось у него в наушниках. Голова слегка побаливала и немного кружилась.
Первоначальное, выражаясь мягко и корректно, полное отсутствие какого бы то ни было энтузиазма обучать кого-либо, почти что праведное возмущение, которое Джастин испытал, когда ему только-только сообщили о том, чем предстоит заняться, мол, не его профиль, давно уже сменилось, однако, теперь у Лоу появился персональный повод развивать дальнейшую деятельность в том же направлении. Тогда субординация и уважение к Директору не позволили ему прекословить, и хранитель Европы, скрепя сердце и стараясь ничем не выдать истинных чувств, дал согласие. Подумал, что по ходу разберётся. Втайне надеясь, что ученица окажется никуда не годной, да, вдобавок, начнёт грубить и хамить, не слушаться или вытворять ещё какие-нибудь фокусы в таком же духе, и он, Джастин, сможет об этом сообщить, в сухих выражениях устного отчёта, и максимально тактично намекнуть, что ничем не в состоянии тут помочь, потому что он, может быть, и обучит чему-нибудь того, кто сам стремится добиться толку, но отнюдь не предусмотрен как надсмотрщик за трудновоспитуемыми. Кстати, во что бы вылилось такое, парень себе не представлял, но интуитивно предвидел, что вряд ли чем-то приятным… Потому что его Хозяин необдуманных вердиктов не выносит, если велел заниматься с кем-то, пусть это даже и впрямь полная бесполезность с виду, значит, так для чего-то необходимо. Не исключено, что Джастин, слово за слово, в итоге поссорился бы с Богом Смерти, или же его всё равно бы заставили выполнять. Пожалуй, теперь он, напротив, даже поспорил бы с Шинигами, реши тот вдруг отменить подобное назначение одной из своих Кос. Точнее, даже не то чтобы так уж дерзко возразил, но попытался бы привести доводы в защиту, горячо просил бы так не поступать.
Лекса – безусловно, занятная девушка. И как Оружие, и как личность. Бог Смерти знал, чем его зацепить. Как говаривали на родине Лоу: "This sounds like a challenge". Отступить теперь – значит, признать свою полную некомпетентность. Не суметь разъяснить то, что действительно умеешь, в чём хорошо разбираешься, умудрится лишь полная бездарность. А такие обычно ни в чём не преуспевают. Но Джастин-то немалого добился – он ли да не справится? Правда, общаться Гильотина не слишком-то привык. Ему больше импонировало молчать и ни во что не вмешиваться, пока не спросят его лично, да ещё встряхнут как следует, дабы обратить на себя внимание Лоу. Ну, что ж, значит, появилась причина постигать науку устанавливать контакт с другими. Между учителем и учеником должно быть полное взаимопонимание, в идеале – улавливание смысла с полуслова.
- Лекса-чан, пока мы идём, поведайте, как давно Вы в Шибусене? Каковы Ваши впечатления? Чем для Вас является это место? – спросил Джастин, когда последняя ступенька осталась позади.

Отредактировано Justin Law (2013-08-03 17:20:20)

0

20

Лекса поначалу ничего хорошего от встречи не ожидала. Скорее всего, это настроение было задано с самого утра, когда пропищал будильник – назойливо. Девушка привыкла, что после шести будильников на неделе на седьмой день он молчит, но в этот раз… Ну, глупости, не стоит злиться из-за того, что в воскресенье вдруг появились дела. В конце-то концов, это для нее будет очень полезный опыт. Дело было не только в бое, но и в общении. Девушка только гадать могла, сколько у нее впереди разговоров с Косой Смерти, а уж сколько практики… так что хватит думать о том, что воскресенье потрачено зря, это уже ничего не поменяет.
- Однако подумать только, Коса Смерти как наставник. Такого я не ожидала, признаться, но Шинигами-сама умеет удивить, - пробормотала девушка, спускаясь по лестнице. Джастин Лоу, правда, удивил ее даже больше, чем Бог Смерти. В нем словно два разных человека жили… хотя нет, нельзя сказать, что разных, скорее две стороны одной монетки. Девушка с любопытством покосилась на Лоу, словно пыталась разглядеть обе ипостаси сразу.
- Надеюсь, шишка не будет долго болеть.
Не то, чтобы она сильно беспокоилась за Косу, черепушка у него явно была крепкая.
Ступенька за ступенькой. Лекса думала о том, что вот он, ее шанс – получить столько опыта, сколько она может взять. Прекрасная возможность. Если она сможет получить что-то новое, то хватит ли ее успехов в качестве награды учителю? Учить других, рассудила Лекса, дело сложное, часто очень неблагодарное… сколько лоботрясов покинули стены Шибусена, и сколько нервов на них было потрачено. Нервы тут, впрочем, и ученикам пригодятся (Лекса дрогнула, припомнив профессора Штейна), но в целом-то все спокойно. Но если учитель учит, то он учится и сам.
- В Шибусене… - Лекса повторила следом за Лоу. – Пять лет с лишним, если не ошибаюсь.
Она помедлила. Стоило расслабиться, в конце концов, это не экзамен.
- Родители очень испугались, когда я один раз потеряла сознание. Болела, кажется, и из меня полезли лезвия. Но вот, все обошлось… В одиннадцать я переехала сюда, в тринадцать отец уехал домой. Мне здесь сразу понравилось. Мне все объяснили, погладили по голове и пообещали, что все будет хорошо, что мне найдут хорошего партнера. – Девушка улыбнулась. – Правда, так толком и не вышло подобрать действительно подходящего напарника… Ну, зато Город Смерти мне все-таки стал вторым домом, я бы не отказалась пожить тут как можно дольше.
Лекса замолчала и нахмурилась. Что-то было не так. Все, что она говорила, было правдой, но она хотела сказать больше! Нужные слова и мысли, словно маленькие змейки, расползались и не давали себя поймать за хвост. Между бровей Лексы появилась хмурая складка. Она же так давно хотела с кем-нибудь поделиться, почему же не выходит…
Несколько раз девушка порывалась начать говорить, но осекалась от нехватки слов, и ее губы сжимались в ниточку.

0

21

Улочки Города Смерти… Джастин поймал себя на том, что привык к ним и только здесь ощущает себя по-настоящему дома. Где его любят, помнят и ждут. Где всегда будут рады, где примут и оценят по достоинству. Уютные тёплые домики, приветливые мостовые, где кажется знакомым и родным каждый камешек. Вот обувной магазинчик, гостеприимно блестит на солнце стекло витрины. Вывеска бара. Потушенные в дневное время фонари. Рыбная лавочка, ну и запах оттуда… Впрочем, кошек, наверно, приманивает.
Он всё это видел раньше, отлично знал и, поэтому, не отвлекался от наблюдения за Лексой. Гильотине же приходилось, как обычно, читать по её губам.
- Это место принимает нас, чтобы сделать своими. Что ж, хотя бы где-то мы нужны… У Вас, наверно, эта стадия ещё не пришла, а я уже нигде более прижиться надолго не в состоянии… Ничего, изъездите несколько стран и устанете от постоянной смены языков, культур и обычаев – тоже поймёте. Так что цените, пока есть такой шанс, - он мог, конечно, на некоторое время где-то остановиться, однако, это был не собственный угол, обжитый и разделённый лишь с теми, кого хочется видеть, а, выражаясь как в прямом, так и в переносном отношении, номер в гостинице, сегодня тут – ты, а завтра – преступник в бегах, маньяк или ещё какое непотребное страшилище, - Возвращение сюда – как желанная отдушина. В мире большинство людей боится нас не меньше, чем кишинов. Ещё не сталкивались с таким? В глазах людей, которых защищал, я видел, что многие принимают меня за чудовище… - это было крайне затруднительно – адекватно и при этом красноречиво описать вытаращенные глаза и эхом отдающиеся от стен зданий крики утробного ужаса, с которыми спасённые убегали прочь, не разбирая дороги, а от прикосновения люди вообще шарахались и дрожали. Их можно понять, у них на глазах одно непонятное существо уничтожает другое, а то и сразу несколько, и что взбредёт в голову этакой неведомой твари в следующую минуту – не предсказать. Джастин уж, как умел, старался выманивать противников туда, где никого или почти никого нет, сам он в публике не нуждался, а что там потребно какому-то пожирающему тела и души человеческие выродку, Гильотина, разумеется, не интересовался, - Но, кроме нас, Оружий и Повелителей, на пути выползков греха никто не встанет. От нас зависит слишком многое для того, чтобы мы могли позволить себе прохлаждаться или опускать руки, сдаваясь. Готов спорить, Вам уже хотелось… Может быть, и не до воя в потолок, но подумывали ведь? Хотя бы мельком, хотя бы раз… За пять-то лет... И ещё не раз захочется, гарантирую. Потому что будет больно. Страшно. Придётся проливать кровь, и свою, и чужую. Постоянный риск, что станешь калекой, что близких возьмут в заложники, что знакомых и друзей растерзают за углом. И ещё – что товарищ будет, глядя тебе в глаза, умолять добить. Или, угодив в ловушку, станешь гадать, стоит ли ждать, надеясь, что тебя отыщут вовремя, или лучше рваться, ставя на кон последнее, что у тебя осталось… Вот поэтому я когда-то решил добиваться статуса Косы Смерти во что бы то ни стало, даже при том, что у меня о напарнике вообще речи не шло. И поэтому же я потом не отказался, столкнувшись со сложностями, которые никак не ожидал.
Джастин говорил обо всём, что перечислял, так, как может только тот, кто перенёс это на собственной шкуре. И глаза его стали холодными и тёмными, что-то там шевельнулось – тяжёлое, неповоротливое, что-то, что лишний раз не следует будить. Рваные, безобразно заросшие шрамы памяти.
Когда Лоу договаривал, в поле его зрения уже попало то кафе, в которое они направлялись.

0

22

Наблюдать за Лоу было как минимум занятно. И, пока они добирались неспешным шагом до кафе, Лекса разглядывала наставника вовсю. Высокий, заметила девушка, статный, с мягкими чертами лица. Очень похож на доброго молодого священника, только возведенного в сан. На такого и не подумаешь, что он может косить кишинов пачками, что он знает про жестокость не понаслышке, и что пролитой крови, переломов и ссадин на его веку было предостаточно. Скосила взгляд на кисти рук и на нашивку-крест на рукаве. Поглядеть на него в бою уже довелось, а в более мирной обстановке? Внутри что-то радостно шевельнулось – новый человек! Как будто свежим ветром потянуло. Только вот глаза Джастина стали холодными, лицо потемнело, словно над Косой нависла персональная туча. Он говорил о вещах, через которые прошел сам, с которыми придется столкнуться всем выпускникам Академии. Девушка улыбнулась, тряхнула волосами. Хватит, право, говорить о печальном, о том, о чем большинство учеников уже прекрасно знают, в такой приятный погожий день.
- О том, что я могу стать калекой в любой момент,  вы мне сегодня прекрасно напомнили, Джастин-сан. Признаться, у меня кровь стыла в жилах при мысли о том, что меня могло рассечь пополам, - Лекса даже рассмеялась, чувствуя облегчение и такой приятный холодок,  какой бывает, когда страшное уже позади, а ты жив, цел и здоров. – Конечно же, я не раз подумывала о том, что пора уйти, особенно тогда, когда мне не нашлось напарника, но как-то… Я бы потом всю жизнь мучилась, потому что когда ты имеешь такую силу и в свое время упустил шанс научиться ею пользоваться, это ужасно. Терзало бы до конца моих дней. В такие дни, - Лекса запнулась, - Вы меня вдохновляли.
Тут же девушка подивилась. Слова потекли сами собой, нужные, даже не было необходимости их подбирать, пытаться поймать мысль. Ей стало намного легче, и скованность как будто бы начала постепенно сходить на нет.
- Джастин-сан, а вы тоже будете отвечать на мои вопросы? Ну, хотя бы иногда? Интересуюсь на будущее.

+1

23

Джастин не то чтобы удивился – но ему не доставляла никакого удовольствия известность. Он не стремился служить кому-то примером, просто приучился жить с мыслью, что каждый день, возможно, последний, а родные и знакомые даже не сразу узнают, что его не стало. Пропал, мол, без вести. Лоу зачастую находил себе миссии случайно, по пути, проезжая мимо, и, соответственно, имея полномочия решить, как ему поступать в таком случае, далеко не всегда считал нужным докладывать. Из чего следует, что он иногда на некоторое время выпадал из всех контактов, и о том, что с ним что-то стряслось, додумались бы не сразу. Пока спохватятся, что как-то уж слишком долго его нет, пока отправят кого-то на поиски, пока эти кто-то ещё выяснят, где в последний раз видели Джастина и куда он потом отправился, успеет сто раз умереть. Всегда, с первого дня в Шибусене, Гильотина полагался только на себя. Не мог идти – полз. Забытый, истекающий кровью, выдирался из безвольной апатии – предвестницы смерти, с отчаянно колотящимся, чуявшим вероятную скорую остановку сердцем, пересохшими потрескавшимися губами, пытался сориентироваться…

Взрыв, спровоцированный во многом самим Джастином, и последовавший сразу за ним обвал. Чернота, такая плотная, что буквально ощущалась на лбу и щеках, заставляла теряться в сомнениях, вокруг ли абсолютно темно, или он ослеп. Его сдавило и сжало, и робкая человеческая плоть ютилась в маленьком закутке хрупкого баланса, опасаясь шелохнуться, поскольку это могло сдвинуть каменные обломки, и тогда запросто раздавит в кровавую кашу. Коса Смерти понятия не имел, есть ли приток воздуха, или его голова выходит в замкнутое пространство, и равно же не ведал, как оно велико и на сколько хватит кислорода во втором случае. Оставалось использовать лезвия и продираться – но не окажется ли это роковой ошибкой? Может быть, и выхода уже никакого нет.
И, даже если попробует, у него останется всего считанные мгновения. Меньше, чем на три двойных перестука сердца.
Острый угол упирается в живот. Ещё полсантиметра – и проткнёт. Так и хочется затаить дыхание, однако, это не поможет. Лишь отсрочит неминуемое.
Как же не хочется умирать в четырнадцать с половиной лет… Да ещё вот так. По-собачьи. Если не ещё паршивее.
И Джастин даёт себе клятву, что не останется здесь. У него есть дом, и есть те, кого опечалит его исчезновение. Он не имеет права подвести их.
А ещё хранитель Европы не может бросить на произвол судьбы вверенные ему души. Шинигами оказал ему, совсем ещё мальчишке, честь и высшее доверие таким серьёзным назначением.
Лезвия пробивают толщу придавившей его массы, цепи и зажимы ставят распорки, долго не продержатся, но ему нужно совсем мало, просто чтобы не обрушились всей тяжестью прямо следом за ним, догоняя и добивая. Получилось, и вот он куда-то выскальзывает. Как пробка из бутылки. Его выдёргивают собственный вес и беспощадная сила притяжения. Оказывается, внизу пустота, и он в неё проваливается, не сдержав короткий полувскрик-полуаханье.
Ха. Ему повезло, видимо, что всё легло и встало так, что на время задержало продвижение вниз себе же. Банально застряло. Промедлил бы – и всё это, с начинкой в виде него, неминуемо рано или поздно постепенно сползло бы, заодно размазав его равномерным слоем.
Удар вышиб дух из многострадального тела, однако, Джастин заставил себя поднять руки и выставить слабо светящийся серебристый крест. В сверкнувшей наподобие молнии вспышке лезвий он успел увидеть, как на него… Ну, иллюзия, конечно, но впечатление возникло, будто провалился потолок. Мальчик, отработавший звание Косы Смерти для того, чтобы выяснить, что приобрёл не привилегию, а суровую ношу, держал защиту, пока синие глаза не сомкнулись. Джастин провалился в забытье.

Сила. Да. Это – сила. Но это и долг, который распнёт тебя на кресте, если ты дрогнешь хоть чуть-чуть. Поддашься – и будешь катиться в гнилую пропасть, которая заставит либо спиться, либо свернуть шею.
- Буду. Спрашивайте, - глухо уронил Джастин, отвёл от Лексы взгляд и, открыв дверь кафе, предупредительно придержал створку, пропуская девушку вперёд.

Отредактировано Justin Law (2013-08-04 00:22:35)

0

24

Эээ, что за неловкая тишина возникла…
Лекса вздохнула, опустила голову. Кажется, Лоу задумался о своей работе, и, кажется, приятных воспоминаний там немало. Девушка поникла, лавируя между пустыми столиками в излюбленный тихий угол, где стояло несколько кадок с растениями, а окна выходили на живописную улочку.
Все-таки трудно общаться с незнакомыми людьми. От большинства знакомых Лекса хранила определенную дистанцию, и это оберегало и ее, и их от неприятностей и недопониманий, которые неизбежно возникают, если отношения становятся близкими. Удастся ли ей сохранить дистанцию с ее наставником – это уже другой вопрос. Если тот вознамерился разузнать о ней побольше, то и ей захочется знать больше. Только стоит ли? Ворошить все то, что скрыто там, в глубине, что таится на дне потемневших синих глаз.
Лекса решила, что, наверное, не стоит, и сразу почувствовала разочарование. Уже было обрадовалась, что нашелся человек, который, хоть и вынужденно, но будет с ней общаться, а еще просвещать ее, учить, наставлять. И все те слова, что она услышала от Джастина, затянули ее в пучины мыслей об опасностях, которые ждут ее впереди, об огромной ответственности, что уже лежит на ее плечах. Обычно она испытывала что-то вроде гордости при мысли о той силе, которая могла защитить невинных, но сейчас это ввергло ее в немного подавленное состояние.
Лекса чувствовал себя до ужаса неловко. Надо было бы срочно перевести разговор на другую тему, хоть что-то сказать, но  ничего на ум не приходило, и девушка, поджав губы, разглядывала свои руки, сложенные на коленях: мелкие царапинки от бродячей кошки, сходящий синяк со вчерашней тренировки, розоватый след от зажившей ссадины.

0

25

В кафе было всего несколько человек, и они, конечно, уставились на хранителя Европы не без некоторого изумления. Подметили и компанию, которую он с собой привёл. Только вот сам Лоу как будто бы проигнорировал посетителей, соизволив обратить внимание только на девушку-официантку.
Не зная, с чего начать разговор, Джастин решил в первую очередь уделить внимание заказу. Для Лексы – три порции вишнёвого мороженого. Для себя – молочный коктейль. Потом, поджидая выполнения, устроился напротив своей новоиспечённой ученицы, сверля её флегматичным, но внимательным взглядом.
К такой профессии, как Коса Смерти, не подготовишь. Лишь столкновение лицом к лицу с реальностью реально покажет, чего ты вообще стоишь. Ему – учить эту девушку быть смертницей - потому что однажды каждый из них, по крайней мере, тех, кто регулярно работает в "горячих точках", не вернётся. И, при этом, вдолбить под кожу, в самый костный мозг, умение выворачиваться из положения любой степени критичности, кроме, пожалуй, внезапного выстрела в упор.
- Лекса-чан… - негромко, так, чтобы расслышала лишь она, обратился к своей спутнице Гильотина, улыбаясь не без этакой каверзной хитрецы, - Что бы Вы делали, если бы вот в таком кафе, только при а-приори отсутствии у клиентов каких-либо особых способностей, на противоположной стороне обнаружилась опасность? Например, уже наполовину развившееся яйцо кишина, или решившая покуролесить ведьма… На Ваших глазах начинают измываться над людьми, отрывать им руки и ноги, а ещё швыряться огненными шарами. Применять оружие придётся осмотрительно, чтобы никого не зацепить, создавая дополнительные жертвы. У Вас всего десять секунд, спустя которые враг доберётся уже до Вас. Имеется несколько очагов возгорания и постоянно возникают новые. Что предпримете?
На самом деле Джастин отлично понимал, что даже самое подробное представление собственной реакции в теории и реализация чего-то на практике – далеки друг от друга, как небо от земли.

Примерная схема помещения.

Отредактировано Justin Law (2013-08-04 17:39:35)

0

26

Поникшая девушка оглядела помещение. На противоположном конце стояло несколько столов. Немногочисленные посетители тихо переговаривались, смеялись. Предположим, там неожиданно появляется носитель яйца кишина или ведьма. Ближайшие посетители уже пали жертвами – вот та девушка с ноутбуком, молодой человек с книжкой, кто-нибудь из троицы, сидящих за столом.
И огонь. Вряд ли люди остались на месте после появления какой-то необъяснимой, но очень опасной штуки остались на месте, да еще и при виде пожара.
Джастин ни на миг, похоже, не расставался с мыслью о том, что из Лексы ему надо сделать хорошего бойца. Девушке был по нраву такой… энтузиазм. Задачка была хороша, потому что еще ни разу, пожалуй, Клинку не доводилось сражаться с противником, когда совсем под носом – невинные люди.
- Десять секунд, значит.
Люди в панике бросаются к двери, но их немного, давки не будет. Другое дело, что кто-то останется на месте, парализованный страхом, и не сможет сдвинуться, пока его не вышвырнут за шкирку. Десять секунд, люди только повскакивали и бегут к дверям, вскочила и Лекса. Нельзя допустить, чтобы очередной огненный шар превратился в еще один очаг возгорания.
- Оставаться в помещении нельзя.  Нужно как можно быстрее подобраться к противнику и отвлечь его каким-нибудь дистанционным ударом, брошенным стулом, чем угодно, а затем…
Девушка еще раз обвела взглядом помещение.
- … поспешила бы вытащить противника, скажем, через ближайшее окно, чтобы обезопасить оставшихся внутри. По возможности постаралась бы отвести противника как можно дальше от людных мест. – Девушка подняла на Лоу взгляд. – По правде, мне никогда не доводилось сталкиваться с подобными ситуациями, поэтому задача весьма занятная.

0

27

Слушая Лексу, Джастин испытал некоторую гордость за такую ученицу. Предположения и прогнозы – далеко не то же, что реальная проблема, однако, заставлять думать уже полезно.
- Это – хороший способ. Один из. Но в нём много пробелов, каждый из которых способен поставить крест на Ваших усилиях. Кроме того, метод не универсальный – хотя, с другой стороны, таких и нет. Каждая сватка в большей или меньшей степени индивидуальна. На каждую предпринятую меру может отыскаться контрмера. В отношении теории я могу дать Вам лишь набор советов. Практика их преломит и напишет у Вас перед глазами Вашей же кровью. Таков непреложный факт жизни бойца… - Коса Смерти был настолько серьёзен, что кого слабонервного и жуть могла взять, - Основной выход может быть блокирован по какой-то причине. Например, представьте, что там – стена огня. Или – сообщник… Кстати, Вы не можете знать, в единственном ли числе Ваш противник, даже если проявился пока что только он. И, кинувшись в открытую атаку, рискуете схлопотать удар в спину. Не говоря о том, что уровень противника Вам также неведом, и у него в запасе может оказаться такой приём, что первый Ваш удар станет последним… Вот поэтому ещё до того, как произойдёт нападение, приходя в любое место, нужно рассматривать его как потенциальное поле боя. И заранее продумать все возможные пути эвакуации. Не только дверь, но и окна, не грех также осведомиться насчёт наличия чёрного хода. И, запомните, в первую очередь Вы должны обеспечить защиту себе. Уронить столы и использовать их как прикрытие, добраться до стойки и использовать её в качестве основного заслона. Учитывайте материал. Убедитесь, что в соседстве с Вами нет ничего взрывчатого. Любым способом исключите вероятность оказаться лёгкой добычей. А потом уже думать об остальных. Далее – сосредоточиться на всех, кого ещё можно спасти, не рваться очертя голову спасать тех, в кого уже вцепились. При большом скоплении народа Вы должны обеспечить и организовать их отход, отвлекая внимание источника опасности на себя. Опять же – не суясь в прямое столкновение… Кстати, толпе, пребывающей в панике, иногда приходится жёстко демонстрировать силу и собственную способность предпринимать разумные, толковые действия, а также мотивировать других. Не справитесь – снесут без всякой жалости… Если выходов нет – позаботьтесь, чтобы как можно большее число гражданских отыскало себе более-менее сносное укрытие. Если больше ничего не остаётся, надо хотя бы бросаться на пол – и отползать с самых простых траекторий обстрела. Наконец, может так оказаться, что выбраться невозможно, а людей не спасти. Тогда Вы обязаны любой ценой не дать противостоящей Вам твари вырваться живой. Даже если придётся обратить замкнутое помещение в могилу для себя и неё. Поверьте, я знаю, каково это, и балансирование на грани жизни и смерти неоднократно становилось для меня чем-то вроде азартной игры, - Джастин улыбнулся с мимолётной ностальгией, как будто скучал по ожесточённым битвам, - Вы должны научиться хотя бы в общих чертах просчитывать характер противника по манере двигаться и говорить. Играть на эмоциях, прогнозировать реакцию, а, в дальнейшем, и провоцировать те поступки, которые нужны Вам. Блефовать при случае – а это уже, кстати, отдельная наука. И ничего не бояться. Иногда абсолютной решимости, нерушимого хладнокровия и упрямого напора, но не хаотического и импровизированного, а тщательно продуманного, бывает достаточно. Кое-кто из врагов отступает, видя бойца, которому совершенно нечего терять, но который не собирается жертвовать собой…
Джастин помолчал несколько секунд, параллельно принимая оперативно доставленный коктейль, и спросил:
- А Вам ведь пока что не приходилось решать, кого выручать – собственного товарища или группу незнакомых людей? Что бы Вы выбрали?
Здесь тоже не существовало правильного ответа.

Отредактировано Justin Law (2013-08-04 23:53:56)

0

28

Говорят, если ты выдержал хотя бы пять минут болтовни Экскалибура, то ни одна лекция тебе больше не страшна, поэтому нынешние студенты Шибусена в большинстве своем была готова к длительным речам, нравоучениям и даже потокам сознания. Вопрос был лишь в том, насколько велико было желание ученика не слушать, но слышать то, что говорил преподаватель. Лекса, впрочем, была благодарным слушателем и жадно ловила каждое слово Джастина. В Городе Смерти можно было чувствовать себя безопасно, и после какого-нибудь тяжелого задания приятно было на время забыть про все то, что поджидало тебя на поле боя. В таком состоянии, конечно, трудно было воспринимать такие острые, правдивые слова, напоминающие о жестокости внешнего мира. Город Смерти был уютным убежищем, в котором не хотелось об этом думать, но Лекса внимала. Ее ждет такая судьба, и, как бы ни хотелось улизнуть, нельзя было отворачиваться от правды.
- Разумеется, невозможно просчитать все, Джастин-сан. Но вы дали мне очень общие условия, и я дала вам один из вариантов. Тоже в очень общем виде, - Лекса едва улыбнулась. Только она было открыла рот, чтобы ответить на последний вопрос Косы, как рядом появилась официантка, и перед девушкой явилось мороженое, награда за скромные труды. Нежно-розовое, политое сиропом, посыпанное шоколадной стружкой, благоухающее вишней, оно мигом заставило Лексу замолчать, потерять желание говорить и погрузиться в мир прекрасных сладких вещей.
- Бытие самостоятельной Косой Смерти – чуть более тяжелая участь, чем я представляла, - заметила девушка после того, как распробовала неземное лакомство. От удовольствия на щеках даже пробился румянец, в глазах плыл туман. Много ли Клинку надо для счастья, пусть и мимолетного!
- Ну что же. Мой пыл это, конечно, охлаждает, но я не могу, точнее, не могу и не хочу отступаться от своей цели, - после очередной ложки божественного десерта Лекса качнула головой. – Мне не доводилось выбирать, это верно. Мне еще повезло, пожалуй, но, чувствую, в будущем мне не раз придется кусать губы и решать на месте. – Она вдруг рассмеялась. – Не люблю, когда интуиция подсказывает, часто сбывается. И мне бы хотелось, конечно, чтобы мне не пришлось выбирать между товарищами и незнакомцами, и сейчас я, сидящая тут в комфорте, не знаю, что бы предприняла, если бы пришлось решать.

+1

29

Джастин даже улыбнулся, несмотря на то, что в последнее время затрагивал всё крайне недобрые темы. А всё – потому, что Лекса выглядела очень мило – довольная жизнью молодая девушка, которую, между прочим, может быть, и не следует ввергать в недра адовых испытаний, за каждое из которых получаешь не награду, но дополнительный груз на плечи. Сколько выдержит совесть? Когда притупятся все чувства, кроме долга и страстной жажды выжить? Она изменится до неузнаваемости, станет жёсткой, строгой, тоже умеющей рассуждать только стереотипами бойца – когда на любую ситуацию смотришь в первую очередь с точки зрения потенциального вооружённого конфликта.
Впрочем, не так уж это и плохо. Если уж тебе дан шанс выйти из разряда мягкотелых, уязвимых обывателей, стать живым щитом между ними и всякой угрозой – грех не воспользоваться. Конечно, мирные люди также незаменимы. Им тоже дано что-то, но – другое. Что-то, что непременно требуется сберечь.
- Тринадцатилетний ребёнок тоже многого не ожидал. А, если бы вообразил заранее – может быть, и не стал бы Косой Смерти. Видите ли, романтические иллюзии насчёт этой должности были расколоты вдребезги в первый же месяц. Это ведь то же, что влезать в самую непотребную грязь, занимаясь генеральной уборкой… Набор душ, который требуется иметь для получения звания, есть жизненная необходимость, в ходе их приобретения кандидат хоть немного да подготавливает себя к будущим реалиям. Правильные количество и последовательность, а также скорость сбора, выявляют целеустремлённость и умение сосредотачиваться на цели, плюс, способность соблюдать правила…
Джастин изучал содержимое своего стаканчика с питьевой трубочкой так, будто тот заключал в себе все тайны мироздания. Он просто не мог смотреть на Лексу или любого другого живого человека – из-за того, что собирался рассказать:
- Они были моими однокурсниками. Мальчик по имени Захария и его напарник, Демонический Топор, Лео. Нам было по одиннадцать, только Лео – десять, ему оставалось чуть больше пяти недель до дня рождения. И – почти совсем новичок, даже полгода в Академии не провёл. Это была совместная миссия, там обнаружился целый выводок яиц кишина, такой крупный, что нам пришлось идти вместе. Я хотел уйти один, но Шинигами-сама не отпустил меня, сказал, что мне по рангу ещё рановато. Потом мы с Захарией сговорились и попросту сбежали на задание, предназначенное для старших по официальному уровню пар. Знаете, я не считал его другом, но он был единственным, кто ни единого раза ни одним словом не позволил себе задеть Оружие-одиночку… Даже когда мы встретились впервые… Мне импонировала его неизменная вежливость… И тогда мы общий язык нашли быстро. Тем более что я всё равно хотел именно на это задание… Дураки, как я теперь могу сказать. Ну да задним-то умом… Ограничения же не просто так ставятся… Ещё и место оказалось неудачное, лабиринт подземных катакомб под городом, каждый миг приходилось ждать, что монстр выскочит прямо на тебя, а ты и не заметишь, потому что повороты крутые, ходы извилистые, и почти полный мрак, - Джастин очень глубоко вдохнул, задержал дыхание, выдохнул и заговорил дальше так, будто для произнесения каждого звука затрачивал приличное физическое усилие, - Захарию так и не выходили. Слишком много крови потерял. Лео вообще не нашли. А я пришёл в себя в больничном крыле и очень долго вспоминал, кто я такой и как туда попал. Второе так и не смог прояснить своими усилиями, информацию получил из чужих уст. Вот такова цена совершённой глупости. То, что я пролетел по счётчику душ до ноля, думаю, очевидно… И выговор получил такой, что, признаться, в какой-то момент был почти уверен, что вылечу из Шибусена с оглушительным треском – и поделом бы, если по справедливости… - даже от воспоминания ему сделалось откровенно не по себе, Бога Смерти в таком гневе ни до, ни после видеть не доводилось, во всяком случае, самолично, а не по чужим свидетельствам, которые могли ведь быть и приукрашены, - Но, если честно, я бы отдал все души, которые собрал или освободил и к тому дню, и впоследствии, если бы это могло вернуть тех, кого я подвёл.
Он иногда видел их лица во сне. Как ни странно, кошмарами Лоу бы эти видения не назвал. Вообще говоря, они там возвращались живые и невредимые, и он радостно спешил сообщить, что данные о гибели ребят были ложными. Разочарование наступало лишь по пробуждению.

Отредактировано Justin Law (2013-08-05 03:57:48)

0

30

Лекса притихла. Один вид Джастина, опустившего глаза, заставлял ее насторожиться и забыть о сладком десерте. Ей, кажется, даже стало немного стыдно за то, что Коса рассказывал ей про весьма печальные вещи, а она позволила себе впасть в состояние мимолетного счастья от мороженого.
А ведь эта история была на самом деле страшной. И как много раскрывала! Перед глазами девушки словно развернулись эти черные катакомбы, из которых так и веяло смертью. Лекса сама опустила глаза: разговор начинал на нее давить, заставлял чувствовать тревогу и беспокойство, которые заметно отразились на ее лице: складочка между бровей, поджатые губы, пальцы сжимают длинную ложечку, опустились плечи, и в вишневых глазах затаилась тень.
Коса Смерти обо многом узнал, научившись на своих ошибках, и что-то подсказывало Лексе, что этих ошибок, самых страшных, было предостаточно. Когда Джастин закончил свой рассказ, губы девушки шевельнулись: «Как он еще живым остался…»
Но если ты сделаешь ошибку, ты лучше выучишь урок.
Несмотря на кошмары, что исходили от каждого слова, что ронял Лоу, Лексе стало уютнее. Лоу всерьез взялся за психологическую подготовку своей неожиданной подопечной, и это стоило ему многого – припомненных ошибок прошлого, ночных кошмаров, растревоженных воспоминаний. Только закрой глаза, как почувствуешь тяжесть, повисшую в воздухе, словно вокруг Косы скопился тяжелый, удушливый дым. Лекса не могла не почувствовать растущее уважение к сидящему перед ней человеку.
Человеку, которому было восемнадцать лет, а несколько лет его жизни были сплошной кровопролитной войной.
- Джастин-сан, - девушка после долгой паузы подала, наконец, голос. Взгляд ее был устремлен в окно, на безмятежную улицу, на дома и магазинчики, уставленные у входов кадками и вазами с зеленью.  - Мне тоже есть о ком вспомнить. Во время нападения на Арахнофобию несколько учеников погибло, а уж сколько простых бойцов пострадало. Вы тоже там были, полагаю, мне незачем рассказывать о том, что происходило. Я не могу сказать, что их смерть была только моей виной – все-таки это была война, но я знаю тяжесть смерти.
Лекса медленно перевела взгляд ясных глаз на Лоу.
- Можно я у вас тоже кое-что спрошу? – не дожидаясь согласия – да и зачем, ведь несколько минут назад ей разрешили – девушка продолжила. – Вот я в вашем распоряжении, я – материал, из которого вам предстоит слепить бойца. Что вы хотите видеть?

+1


Вы здесь » Далекий Мир - Иллюзия Парадокса » Альтернативная реальность » Работа - не волк, огнестрела не испугается.